Тревожный ребенок: анатомия страха


Многих родителей проявления тревожности у детей: пугливость, болезненная застенчивость, боязнь новых ситуаций – раздражают даже больше, чем детские истерики. Тревожного ребенка могут счесть слабохарактерным, избалованным или капризным, и для коррекции его поведения часто используются такие весьма сомнительные “инструменты”, как насмешки, ругань или даже ремень. Другие мамы и папы просто не обращают внимания на “симптомы” тревожности, считая, что чадо их перерастет.

Между тем, как утверждает постоянный гость рубрики “кабинет психолога” Александра Шарапова, не стоит относиться к таким симптомам слишком легкомысленно или тем более агрессивно. Тревожность – это больше, чем просто тип реакций на определенные ситуации или качество характера. Во многом это определенный стиль поведения и мышления, значительно мешающий самореализации. В то же время, если вы будете воспитывать ребенка правильно, уровень его тревожности можно ощутимо снизить.

Итак, Александра Шарапова рассказывает о тревожных детях.

Опасность на каждом шагу

- Александра, объясните, пожалуйста, что такое “тревожный ребенок”, с точки зрения психолога? Это определенный склад характера или склонность к определенным реакциям. Или еще что-то?

- Очень удачное определение тревоги есть у психоаналитика Карен Хорни. Под тревогой она предлагает понимать реакцию на неочевидную, скрытую и субъективную опасность, т. е. когда для человека определенная ситуация кажется значимой и опасной (даже если другие в ней чувствуют себя спокойно), он тревожится, вкладывает в нее свой смысл и собственные опасения, которые для него реальны. А тревожный ребенок, с точки зрения психолога,- это ребенок, который часто чувствует себя небезопасно и вынужден прибегать к различным способам борьбы с тревогой.

При этом в каждом человеке есть и здоровый (естественный), и полезный уровень тревожности, т. е. без тревожности вообще мы обойтись не можем. Есть первый сигнал опасности, когда она обеспечивает наше выживание. А есть уже «аномальный», когда чувство тревоги охватывает человека и сильно ухудшает качество его жизни. Тогда он вынужден тратить все больше сил и энергии на то, чтобы подавить тревогу, восстановиться после тревожного приступа, и, соответственно, у такого человека остается меньше сил на свершения и самоактуализацию. Поэтому часто тревожный ребенок выглядит для окружающих пассивным, вялым или безынициативным.

- Как-то еще можно понять, что у конкретного ребенка повышен уровень тревожности?

- Тревожность может проявляться во множественных страхах (единичные страхи у детей трех лет – явление совершенно нормальное), категоричном непринятии нового, повышенной чувствительности и ранимости. Часто у такого ребенка есть привычка грызть ногти, сосать палец, у него может быть дрожащий голос, скованная осанка. Чуть позже могут присоединиться повышенное чувство ответственности, исполнительность (ребенок старается делать все по правилам, заслужить похвалу) или пассивность, робость. Страхи перед коллективными выступлениями, перед общением со сверстниками зарождаются в детском саду, потом школа может стать источником многих тревог (вызывающая много тревоги из-за общения со сверстниками, выпячивающая принципы сравнения с другими, соревновательности, дисциплины и соблюдения иерархии). К старшим классам у каждого ребенка уже сформированы свой уровень базовой и вызванной определенными факторами тревоги, способы ее выражения и способы избегать тревоги или справляться с ней. Тревожность взрослого, по сути, исходит из детской тревожности, зачастую усугубляясь в своих проявлениях.

Некоторые авторы, исследующие детскую тревогу, называют три подтипа детских расстройств: сепарационная тревога (тревога отделения от объекта привязанности), социальная фобия (застенчивость и стремление быть в стороне от новых ситуаций и людей) и генерализованное тревожное расстройство (постоянные, неконтролируемые тревоги, касающиеся многих сфер, беспокойство по поводу возможных неудач, тревоги из-за семейной ситуации, физического здоровья и пр.).

- Какие причины и происхождение имеют эти формы расстройств?

- Сепарационная тревога сигнализирует о проблемном прохождении этапа отделения от объекта первой привязанности (часто матери). Ее испытывают дети, которые в 5 лет боятся отпустить мать на полчаса в магазин, долго и проблемно привыкают к детскому саду; взрослые девушки и молодые люди, которые не могут жить отдельно от матери и т. д. В норме доля сепарационной тревоги есть у каждого, но, если привязанность развивалась с нарушениями, ее уровень и степень влияния на жизнь человека резко увеличиваются. Социальная фобия часто бывает связана с привязанностью, травмирующими переживаниями первых контактов и ранним опытом отвержения значимыми людьми. В таком случае ребенок, вырастая, как бы обобщает свой опыт и транслирует его на всех людей в различных индивидуальных вариантах (если меня не приняли мать и отец, отвергли меня, то и остальным я не нужен, я не гожусь в друзья, меня не за что любить, остальные всегда лучше меня и т. п.) Генерализованное тревожное расстройство – это, так сказать, сигнал о сильном личностном дисбалансе, это уже целый комплекс симптомов, итог разных непроработанных проблем, страхов, конфликтов и чувств.

- Кстати, вы упоминали про детские страхи и говорили, что это вполне нормальное явление. Однако множественные страхи уже свидетельствуют о повышенной тревожности. Есть ли какая-то заметная родителям грань между «нормальными» и «патологическими» страхами?

- Действительно, страхи – это нормальный этап развития ребенка, для каждого возраста характерны свои страхи в зависимости от прохождения ребенком психологических стадий взросления. В страхах ребенок переживает возрастные проблемы, так сказать, “на пике”. Детские страхи начинаются с воображаемого, всеохватывающего и неконтролирующего содержания, становясь со временем более специфическими, конкретными и реалистичными. Так, страх перед кем-то страшным в темноте, характерный для малышей, с возрастом исчезает, зато может появиться другой страх – страх перед получением плохой отметки. Часто страхи являются проекцией внутреннего содержания психики, пугающего ребенка, вовне (например, страх перед неуправляемыми хищными животными может возникнуть у ребенка, впервые столкнувшегося со своей агрессивностью и испугавшегося ее последствий; а страх, что с мамой может случиться что-то плохое, может исходить из боязни малыша, что его “плохие” мысли о маме, подуманные “в сердцах”, сбудутся). Иногда страхи бывают индуцированными внешними ситуациями или причинами, тогда они будут возникать “как предчувствие повторения” неприятной ситуации во всех случаях, ассоциативно с ней связанных. Но, вообще, страхи у детей – это не что-то из ряда вон выходящее. Психика предусматривает много способов борьбы со страхами: от проигрывания страха, избегания пугающий ситуаций до постепенного позитивного переобучения.

Уровень нормального реагирования на страхи у всех детей разный и зависит от их индивидуальных особенностей. Здесь на одной “линейке” стоят и тревожный ребенок, который боится ос, и устойчивый спокойный малыш, который вдруг начал бояться звуков воды, идущей по трубам. Очень многие страхи нормальны, даже если они выглядят для родителей странными и необъяснимыми, даже если реакция ребенка на них ужасающе сильна (но, естественно, в этом случае стоит принимать психологические меры помощи). Но помимо этого, в детских страхах иногда проявляется зарождающаяся психическая патология, и специалисты по детской психиатрии внимательно изучают страхи своих пациентов, разбирая, что относится к норме, а что – нет. Поэтому в аномальных реакциях на страхи может разобраться только специалист (детский психолог или психиатр), родителям же полезно знать, что одни страхи сами по себе, без дополнительных проблем в других сферах жизни ребенка, не говорят о психической патологии.

Если же обычный, здоровый ребенок мучается от страхов, боится чего-то “до безумия”, если во многих ситуациях, к месту и не к месту, ребенок ищет и находит свой страх, если ему снятся постоянные кошмары, если он отказывается из страха делать то, что раньше всегда делал, стоит обратиться к детскому психологу. В большинстве детские страхи отражают конфликтную линию взросления психики и с самостоятельным разрешением внутреннего конфликта ребенком (или при применении соответствующих психологических техник) уходят без следа.

- Мы сейчас с вами говорим о том, как проявляется тревожность у детей уже достаточно «сознательного» возраста. А многих молодых родителей интересует: если ребенок во время первых месяцев жизни «висит» на маме, никуда ее не отпускает, это тоже свидетельствует о повышенном уровне тревожности?

- Думаю, тревожность как личностную склонность неправомерно относить к младенцам. Говоря о часто плачущем грудничке, который «висит» на руках, скорее можно применять выражение «ребенок с высокими потребностями» (определение супругов Сирз). Любое поведение ребенка для него самого является нормальным. Если ему не хватает материнского запаха, тепла или он голоден и чувствует боль (а ведь младенцы не умеют ее локализовывать), он заявляет о своем дискомфорте миру. Это довольно успешный механизм для «общения» младенца со всеми окружающими. Если потребности ребенка удовлетворяются вовремя, он не будет поднимать крик до небес и казаться родителям беспокойным и тревожным. Если мать не может распознать потребности малыша, он будет подстраиваться и пытаться «выразиться» яснее, пока его не поймут или пока он не придет к идее того, что его вообще никогда здесь не поймут.

Любое цепляние ребенком за мать на протяжении первых полутора лет его жизни нормально. А выраженность такого поведения у всех разная и зависит (обобщим) от условий протекания беременности, особенностей родов, настроя матери на ребенка и ее личностных проблем. Ненормально, скорее, отсутствие какого бы то ни было цепляния, оно ведет обычно к печальным последствиям.

Лучшие лекарства: похвала и поддержка

- Каковы причины возникновения тревожности? Это особенности склада нервной системы ребенка или условия, в которых он растет? Что именно в «окружающей среде» может негативно повлиять на появление у ребенка симптомов тревожности?

- Сам по себе окружающий мир может стать причиной тревожности как свойства личности лишь в той мере, в которой ребенок его перерабатывает и интерпретирует для себя с точки зрения потенциальной опасности или безопасности. Поэтому влияние личностных особенностей ребенка и его матери на формирование тревожности очень велико. Конечно, темперамент как устойчивые особенности протекания психической деятельности человека обуславливает переработку опасных сигналов, способных вызвать тревогу. У людей со «слабым» типом нервной системы (по всем известной типологии, это меланхолик) склонность к тревоге выше, чем у людей «сильного» типа (флегматик, холерик, сангвиник).

Если принять во внимание последние исследования перинатальной психологии, еще во чреве матери плод получает определенный опыт взаимодействия со средой (как позитивный, так и негативный). Затем, после рождения (кстати, одна из теорий тревоги как раз считает переживание “травмы рождения” отправной точкой, дающей начало тревоге и тревожности), в течение всей дальнейшей жизни человек опять сталкивается со средой, которая дает много поводов испытывать тревогу. Симптомы тревожности могут появиться у ребенка, пережившего сильное потрясение (смерть близких, развод, резкий переезд на новое место жительства, другая резкая смена привычных обстоятельств), в ситуациях соревнования и сравнения с другими, при необходимости соответствовать чьим-то жестким требованиям, при запугивании и унижении, при отсутствии рядом взрослого, которому ребенок мог бы доверять. Конечно, часто тревожность исходит из неудачного первого опыта привязанности к матери. К сожалению, внимание к этой проблеме повысилось только в последние годы, и сейчас на Земле живет очень много людей, чьи детские чувства остались в какой-то мере безответными и тем самым заставили их не доверять миру, испытывать тревогу за свою жизнь и безопасность.

- Какие проблемы могут возникнуть в течение жизни у детей с повышенным уровнем тревожности?

- Переживание тревоги – это отдельно взятое или в симптомокомплексе тревожности – довольно мучительно для человека, потому что оно ведет к переживанию беспомощности или не поддается никаким логическим объяснениям. Тревога может являться очень явным сигналом внутреннего неблагополучия. Вообще, симптоматически тревога может проявляться по-разному: в виде приступов страха, неясного беспокойства, в реакциях организма (энурез, повышенное потоотделение, «медвежья болезнь», гормональные нарушения). Она может быть связана с определенными ситуациями (боязнь самолетов, лифтов и т. д.) и выражаться в идеях, например, в страхе сойти с ума или заболеть раком. И наконец, она может никак не проявляться. У определенной группы людей чувство тревоги полностью неосознаваемо, хотя может иметь значительный уровень.

В то же время тревожность влияет не только на наше самочувствие и заставляет испытывать ситуативный эмоциональный дискомфорт. К сожалению, часто она формирует нашу жизненную стратегию. Очень много поступков мы совершаем из тревоги, а затем приписываем себе, что совершили их из чувства долга, из альтруизма, из любви. Когда молодая мать перерывает медицинские справочники и вызывает скорую помощь, если у ребенка насморк, ею движет тревога. Когда муж отстраняется от заботы о младенце и старается меньше появляться дома, им тоже движет тревога.

- То есть можно сказать, что человек, характеризующийся повышенной тревожностью, уже не свободен в своих действиях? Я имею в виду, что его реальная мотивация связана не с улучшением качества жизни, а с тем, чтобы подавить свою тревогу…

- Да, так и есть. Та же Карен Хорни указывает на основные пути подавления тревоги: стремление ее логически объяснить, ее отрицание, попытка заглушить ее более сильным «раздражителем», избегание ситуаций, вызывающих тревогу. Стремление логически объяснить, «опредметить» тревогу помогает ослабить ее влияние и превратить в конкретный страх. Например, та же молодая мать, которую мы выше приводили в пример, охотнее будет считать, что ее ребенку действительно грозит миллион реальных опасностей, чем признает свою тревожность. Отрицание тревоги означает вытеснение ее из сознания, когда человек может чувствовать лишь опосредованное влияние тревоги на свой организм в виде необъяснимого учащающегося сердцебиения, потоотделения, дрожи, которые периодически его беспокоят. Попытка заглушить тревогу затуманиванием сознания или более сильным раздражителем – это весьма распространенный способ. Некоторые принимаются за алкоголь, наркотики, донжуанство, другие «погружаются» с головой в социальную деятельность или в работу. И последний способ борьбы с тревогой по Хорни – это избегание ситуаций, мыслей и чувств, которые могут ее вызвать, с осознанием или неосознанием при этом наличия тревоги. Так, девушка может откладывать визит к врачу, не понимая, что убегает от тревоги. Так, ребенок может столкнуться на уроке физкультуры с насмешками одноклассников и учителя, убедить себя и других в том, что ему не нравится спорт.

Знание этих основных способов может помочь в самоанализе, а также в понимании других людей и их поступков (в том числе, собственных детей). Например, можно понять, что ребенок, погружаясь в фантазии, растворяясь в мире анимэ, таким образом уходит от тревоги (допустим, по поводу своей плохой успеваемости или родительских скандалов).

- Дайте несколько рекомендаций родителям по воспитанию тревожного ребенка. Можно ли вообще за счет воспитания снизить симптомы тревожности, если да, то каким образом?

- Хорошая формулировка. Хотя сама тревожность встраивается в личность и является потом уже складом характера, снизить ее симптомы, действительно, можно. Для этого нужно обеспечить ребенку в тревожной ситуации максимальный комфорт, позаботиться о его чувствах. Можно готовить его заранее к ситуациям, способным гипотетически вызвать его тревожность. Например, тренироваться выступать дома несколько раз в разных костюмах перед родственниками ребенку, который боится публичных выступлений. Можно подробно рассказывать ребенку, который боится врачей, что именно и в каком порядке будет делать доктор на приеме. Подробно описывать ребенку, который скоро сменит место жительства, что будет на новом месте и чем оно будет похоже на прежний дом. Зачастую тревога возникает из-за недостатка информации.

Тревожного ребенка, так сказать, “в моменте”, в самой тревожащей его ситуации надо поддержать, ободрить, указать ребенку на то, что сейчас хорошо получилось. Говорить по возможности надо уверенным, спокойным тоном (ведь когда у ребенка паника, он надеется, что по крайней мере родители-то стоят твердо и уверенно!), а возможно, отвлечь его чем-нибудь интересным и не связанным с ситуацией (показать интересный альбом, рассказать о какой-нибудь вещи).

После того как волнующее событие миновало, родителям стоит уделить немного времени на “разбор полетов”. Помочь ребенку выговориться, высказать свои чувства, а затем выразить восхищение каким-либо его настоящим (ненадуманным) маленьким успехом на пути к уверенности и свободному проявлению (поверьте, такие успехи можно найти всегда). Можно признать тревогу ребенка (“страшновато, наверно, выступать, когда перед тобой полный зал”) и сделать позитивный вывод (“но ты стоял и рассказывал стихи, даже рассказал все до конца”). Любому тревожному ребенку всегда приятно услышать похвалу из уст родителей, потому что для него многие ситуации, в которые его вовлекают, являются непереносимыми по взрыву эмоциями. Если он не получает одобрения родителей, то постарается, конечно же, в будущем просто избегать таких ситуаций (не за что бороться, переживать такие ужасы). Поэтому перехвалить тревожного ребенка практически невозможно, только похвала и одобрение должны идти от души, а не быть выдуманными заранее фразами.

Таким образом, легкая, добрая и внимательная забота, а также поощрение крошечных успехов родителями выстраивают для тревожного ребенка более твердую дорогу к большим жизненным успехам.

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  • Добавить комментарий