Сказка о коте и немножко о жизни: блог мастера


Блог ведет Александра Шарапова, психолог, дизайнер

Однажды мне захотелось написать одну историю для пожилого человека, который вдруг пришел к переоценке ценностей; хотелось его в чем-то поддержать и утешить. Так появилась эта сказка, не приторно-сладкая и не печальная. Главный ее герой – кот Клаус, который запомнил свое имя из уст маленькой девочки немного иначе. Думаю, эта сказка может быть интересна и старшим детям, и взрослым, каждый найдет в ней что-то свое.

Сказка о коте и немножко о жизни

Светлое мартовское небо безучастно висело над старинными каменными улицами Праги, осыпая город маленькими сухими снежинками. Было около трех часов пополудни.

Из подвала старого дома медленно показался большой рыжий кот. Ветер ерошил его шерсть, во многих местах сильно вылезшую после долгой зимы. Кот был немолод и уже не слыл предводителем дворовой кошачьей шайки, по-прежнему одиноко обитая в темном просторном подвале.

Кот встряхнулся, сбрасывая со шкуры снег, и потянул носом воздух, который пах весной и вытаявшими прошлогодними листьями. Сурово поглядев на поднявших крик голубей, кот не спеша пошел вдоль стены дома, отпечатывая подушечки своих лап на только что выпавшем снегу. Он перешел две улицы и хотел направиться к мясной лавке, в которой по определенным дням его угощали, но что-то его остановило. Кот навострил уши: где-то раздавались странные звуки. Они были одновременно похожи на плач котенка и пение людей. Звуки раздавались из подворотни.

Кот, немного помедлив, крадучись рыжей тенью, устремился туда, откуда слышалось тонкое протяжное пение. Он окинул взглядом двор: кроме темного домика с большими окнами, почему-то забитыми досками, там было несколько хозяйственных построек и маленький хлев; конуры не было. За домом начинался запущенный сад с уснувшими корявыми деревьями. Дом казался необитаемым, крыльцо было засыпано снежком. Все это кот увидел в несколько секунд, не переставая слышать звуки, которые стали явственнее. И тут вздрогнул от неожиданности: он наконец увидел стоящего за большой  деревянной повозкой человека, возле которого пел котенок. Человек был очень высок; он держал в руке какую-то штуку, наклонившись к ней головой, а другой рукой с тонкой палкой он водил туда и сюда по штуке.   Чем больше кот смотрел на его бледное лицо с прямым носом, на светлые волосы, немного не достающие до плеч, на которые садились белые снежинки, тем больше удивлялся тому, что одет человек был в черное, как ночь, пальто с высоким поднятым воротником. Кот подошел поближе, сел на старый перевернутый ящик и удивленно уставился на странного человека, который его не видел: его глаза были закрыты.

Кот смекнул, что движения руки с тонкой палкой совпадают по длительности со звуками, которые, получается, издавал сам человек. Но что это было? Пением это нельзя было назвать, хотя каждый звук пел сам по себе… Каждый был так знаком…

Вдруг в один момент вокруг будто стало темнее. Темный бархат откуда-то взявшейся портьеры не пускал робкие полосы  рассвета в комнату. Было тепло и мягко. Кот увидел прямо перед собой крупные прутья ивовой корзины, точь-в-точь такой, в какой он когда-то спал… Он попытался встряхнуться, но наваждение не исчезло: он действительно лежал в огромной корзине на темно-красной перинке и слева  чувствовал тепло, такое доброе тепло, которое может быть только у маминого бока. Не веря самому себе, он повернул голову и увидел большую белую лапу. Мама спала, и возле нее – еще двое маленьких котят: белый с рыжим и чисто белый. Было очень тихо и спокойно; слышно, как в соседней комнате что-то негромко, но часто и мерно стучит, слышно, как за стеной шумит ветер. Кот чувствовал дыхание своего бело-рыжего брата, и ему очень хотелось спать… Он потянулся, зевнул…

…И увидел сон: его держали чьи-то теплые мягкие руки. Он поднял голову и увидел, что это Грета. Та самая Грета… Она была в розовой шляпке и легком платьице и улыбалась коту.

– Лаус! – сказала она.  И тут кот вспомнил, что она всегда называла его так. Он зажмурился от яркого весеннего солнца, к которому его повернула девочка, но продолжал мурлыкать. Грета засмеялась и осторожно поднесла Лауса к ощетинившемуся новыми листочками садовому кусту. Какой новый запах, какой яркий цвет! Кот хотел было вырваться и залезть в этот куст, но Грета сжала руки и унесла его дальше. Он видел с высоты мокрые дорожки, наверняка холодные, а руки девочки были теплые, и Лаус  мурлыкал от счастья, что не надо мочить лапки. Солнце припекало, отовсюду слышался резкий щебет птиц. Лаус вертел головой, пытаясь найти хоть одну, сидящую пониже… Грета осторожно поставила его на теплую деревянную скамью и начала махать перед его носом белым перышком. Ах, как быстро перышко превратилось в маленькую белую птичку, которая  летала вверх и вниз, задевая его усы! И как ловко он все же поймал ее, когда она вовсе этого не ожидала… Грета отчего-то вскрикнула, махнула рукой, и Лаус бросился бежать через огромный газон к дому…

Он бежал, а газон не кончался и почему-то привел не к дому, а к соседской голубятне, возле которой крутилась толпа мальчишек. Они предложили Лаусу кусочек бифштекса, и только тут он почувствовал, как  сильно проголодался. Но едва принявшись за бифштекс, он почувствовал, как что-то задело его хвост и после этого прямо над головой раздался выстрел. Лаус схватил бифштекс и бросился было бежать, но кто-то гнался за ним по пятам с диким грохотом и хватал его за хвост. Когда он оборачивался, не помня себя от ужаса, никого сзади не было, и только грохот мчал его вперед, вперед… А позади слышался свист и хохот мальчишек. Наконец кот почувствовал, что хвост отпустили, обернулся не бегу… и увидел огромного серого дога и беспородного уличного пса, которые, завидя его, гигантскими шагами бросились наперерез.  Он резко завернул в сторону, а собаки с яростным лаем неслись вслед, и Лаус уже чувствовал их приближающийся топот в двух скачках от себя… Послышалась брань кучера и мимо пронесся большой экипаж… Уличный черный пес попытался схватить кота, но зубы клацнули в воздухе, Лаус развернулся и страшно зашипел, подскочив на месте. Шерсть на загривке и спине поднялась, кот раздулся и увеличился в размерах раза в два. Собаки опешили и на миг отступили. Лаус завопил. Дог оскалился и бросился в атаку. Лаус зажмурил глаза и, собравшись в комок, метнулся прямо ему в морду. Визг, боль, шерсть, куст, земля, кровь, ухо, снова визг…

…Кот с трудом разлепил веки и услышал последний звук этой борьбы за жизнь… Возле него, совсем близко, ходила туда и сюда рука с палкой. Падал снег. Человек сидел на ящике напротив и смотрел на кота грустными серыми глазами. Лаус ошалело оглядывался, с трудом приходя в себя; человек сказал что-то мелодичным невысоким голосом. Лаус поднял на него янтарные глаза, полные вопроса, удивления и восхищения вперемешку с ужасом. Он продолжал слушать. Человек медленно и мягко водил рукой, нежно, будто гладил деревянную штуку… Кот старался ни на миг не отпустить взгляда удивительного человека, но вдруг почувствовал, как падает куда-то вниз. Откуда-то неслись мягкие звуки, за вечерней прохладой вдруг пришло светлое утро, отчего-то вспомнились глаза бело-черной кошки из высокого дома булочника: глаза цвета серого неба, отражающегося в мартовской луже. Лаус иногда видел ее в окне под белой неровной занавеской. Именно поэтому он однажды оказался на карнизе под этим окном, когда она от нечего делать в который раз разглядывала соседние крыши. На дереве напротив без умолку трещала бездельница-сорока, под окном  пробегали мальчишки вслед за молочником, а Лаус тихонько крался по узкому карнизу. Человек в черном пальто стоял внизу немного поодаль, и кот слышал, как каждый шажок его белых лап отзывался  высоким торжествующим звуком в деревянной штуке. Наконец – окно: вот она, так близко, если бы не эти блики яркого солнца… Сначала удивление, поворот головы… И  несколько минут в полном молчании, замерев с обеих сторон стекла… Легкий туман звуков от человека в черном пальто сменился  грустным шорохом осенних листьев и острым хрустом первого льда под лапами. Лаус смотрел ей в глаза, в которых отражалась сумеречная метель, и видел тяжелые и мокрые хлопья снега, беззвучно падающие из темных туч, и чувствовал, что нужно просто мигнуть… но не мог. Снизу раздались такие рвущиеся и отчаянные звуки, как последний крик, как последняя битва, – и на миг все смолкло.

Через миг Лаус уже сидел возле огромной полосы воды. Над головой мягко шуршала высокая трава. Был теплый летний вечер, солнце уже спустилось в свою берлогу в далеком лесу, воздух был наполнен стрекотанием невидимых цикад, шелестом трав и редкими всплесками воды. Нагретая трава пахла заманчиво, как молодая перепелка, а с воды ветер нес прохладный, чуть пахнувший ряской и улитками воздух.

Лаус посмотрел в воду: там отражался взрослый рыже-белый кот с грустными глазами. «Что в этой жизни есть кроме странных волшебных звуков, доносящихся издалека?» – спросил кот отражение. «Есть ты» – ответила трава. «Есть небо, вода, твое дыхание и чувства» – услышал он во всплеске воды. Лаус закрыл глаза, чтобы лучше ощущать подушечками лап мокрый песок берега. Говорило все вокруг, он лишь слушал. «Пока ты живешь, ты чувствуешь все это, а также то, что кто-то создает для тебя волшебные звуки. Даже если они не всегда слышны…»

«Я никогда не слышал ничего подобного, возвращающего то, что было со мной давно.»

«Настало время услышать.»

«Услышать что? Разве я пришел в мир с какой-то целью? Увидеть глаза своих котят? Совершать двором набеги на соседние пустоши? Или просто чувствовать нагретую солнцем шкуру, лежа на теплой дорожке летом, ощутить вкус речной воды в августе?»

«Ты сам ответил на свой вопрос.»

Лаус открыл глаза: на озере появилась легкая рябь, небо было светло-сиреневым от наступающих сумерек. Где-то раздался шорох, тихий всплеск – и по озеру величаво поплыла дикая утка. Лаус изумленно смотрел на нее: сколько грации и неустрашимости было в движении птицы!.. Какой удивительный рисунок создала природа для ее оперения… Сколько необыкновенного повсюду! Лаус посмотрел в небо, которое было недосягаемо для него и в которое могла в любой момент взмыть утка. Синие облака не спеша плыли за горизонт, смешиваясь с ласковыми обнимающими звуками.

Лаус выдохнул и подергал шкурой, стряхивая снег. Человек откинул волосы назад и снова плавным движением коснулся тонких длинных травинок на своей деревянной штуковине. Лаус увидел, что у стены домика стоит маленькая сгорбленная старушка, он однажды видел ее на рынке. Как она незаметно для него прошла сюда? Удивительный человек снова закрыл глаза. Лаус смотрел вверх. Снег прекратился; и в синем свете вечера дом, человек и старушка казались темными статуями. Кот сложил передние лапы под себя и продолжал слушать. Звуки были очень легкими и спокойными. Так же спокойно было и на душе Лауса. Удивительный мир открыл ему необыкновенную возможность ощущать все по-другому, и кот следил, как от его дыхания  тает снежинка, упавшая на ящик прямо перед ним.

Прозвучали последние звуки, после которых могла существовать только тишина. Зажглись звезды. Сидевший на ящике кот смотрел в небо, и отчего-то улыбалась старушка. Скрипач опустил скрипку и сел рядом с котом.

Читать все блоги наших мастеров

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  • Добавить комментарий