Почему фильм “Ёлки” нельзя смотреть детям (личный опыт)?


Представьте себе фильм с таким сюжетом. На лестнице обычного многоэтажного дома соревнуются в скорости лыжник и сноубордист и в итоге въезжают в старуху со стеклянным глазом. Дама бальзаковского возраста с неустроенной личной жизнью чуть не угоняет пожарную машину, чтобы зимней ночью приехать в захолустную деревушку, ворваться в незнакомый дом и съесть там сожженную бумажку. Ну, и под занавес – дворник, приехавший из солнечного Туркменистана в морозную Москву на заработки, в буквальном смысле выкапывает лопатой на снегу перед Белым домом послание президенту. Думаете, это очередной шедевр какого-нибудь европейского абсурдиста? Как бы не так. Это милая комедия якобы для семейного просмотра, созданная уже практически голливудским режиссером Тимурушкой Бекмамбетовым.

Честно говоря, я вообще терпеть не могу сам жанр кинорецензий и никогда их не читаю (считаю, что никаких объективных критериев хорошести фильма не существует, в итоге все равно все сводится к банальному “нравится-не нравится”). И уж никогда бы не подумала, что сама сподоблюсь писать нечто в этом жанре. Но фильм “Ёлки” настолько поразил меня, что сначала я целый вечер читала критику, а потом даже решила наваять свой отзыв. Вопрос даже не в том, что он не понравился мне эстетически. Если сие произведение позиционируется как семейный фильм, то меня очень беспокоит, какими вырастут дети, воспитанные на таких “кинчиках”.

Приобщиться к сему шедевру киноискусства я решила после восторженных рассказов моих друзей: “Какой хороший, добрый семейный фильм!” К счастью, у меня ребенок еще “некиношного” возраста, и фильм мы с дочкой посмотрели на диске. Боже мой, как я радовалась, что дочке нет еще трех лет и что она особо не вникала в тот эпический маразм, который творился на экране! Потому что ничему хорошему этот фильм ее не научил бы.

Конечно, поклонники “Ёлок” тут же заклевали бы меня своими возгласами: “Неправда!!! Это о-о-очень добрый фильм”! Ну и, уважаемые виртуальные оппоненты, забудьте на время о своих шаблонах и попытайтесь объяснить мне, в чем же его “добрость”. Покажите мне хоть одного по-настоящему положительного героя, который может стать примером для подрастающего поколения. Извините меня, но в лучшем случае персонажи фильма так сказать “нейтральны” (то есть не добрые и не злые), как, например, герои Урганта и Светлакова, “звездулька-капризулька” Брежнева или уже упомянутая дама, бросавшаяся под пожарную машину. Еще одна категория – люди вроде и неплохие, но с ощутимым моральным дефектом, вроде парочки, врущей друг другу по скайпу, или сторожа-туркмена – доброго человека, но хамовитого. Ну, и последняя категория героев – с уже вполне ощутимым налетом уголовщины.

“Ну и что! – возражают мне виртуальные оппоненты. – Зато эти люди – пусть они не идеальны, мы все с недостатками, – вместе пытаются помочь несчастной девочке! “Стоп! – скажу я. – Здесь, дорогие, опять подмена понятий”. “Несчастной” девочка была бы, если бы она была тяжело больна. Но все герои объединились в едином порыве, чтобы помочь девочке, главной героине, покрыть ее вранье (давайте называть вещи своими именами). Причем в самом поступке девочки нет ничего страшного: у нее было нормальное для ребенка ее возраста (особенно детдомовского) стремление повысить свою социальную значимость в глазах сверстников и особенно одного смазливого блондинчика. Вот она сдуру и брякнула, что ее папа – президент. Естественно, никто ей не верит, другие детдомовцы уже готовы со смаком над ней поглумиться, и они требуют от нее подтверждения заявленного статуса, чтобы папаша-президент в новогоднем обращении (действие фильма происходит 31 декабря) сказал одну кодовую фразу. Дескать, если скажет, то мы поверим, что ты царская (пардон, президентская) дочь, не скажет – позор на твою голову.

Как же, с точки здравого смысла, должны были бы разворачиваться дальнейшие события? В принципе, большинство читателей этой статьи представляют себе это, поскольку сами в детстве попадали в дурацкие ситуации из-за своего вранья (как, собственно, и автор рецензии 🙂 Схема проста: разоблачение – общественное осмеяние – бойкот. Дальше все зависит от личного потенциала героини. Если человек она со стержнем, то она осмыслит ситуацию, поймет, что врать нехорошо, и попытается повысить свой статус иным способом. К примеру, засядет за книжки и станет победителем какой-нибудь физико-математической олимпиады. А потом, глядишь, и в МГУ поступит, выучится, станет главным нанотехнологом при любимом президенте. И будет вспоминать эпизод из своего детства с благодарностью за то, что он помог ей закалить характер и стать успешным, самодостаточным человеком.

Вот на такой фильм я с радостью бы сводила своих детей и сама бы за девчонку порадовалась. Но, к сожалению, такой возможности другие главные герои ей не предоставили. По неведомым мне причинам они коллегиально решили, что ложь под Новый год нуждается в поощрении, и в едином порыве объединились, чтобы достучаться до президента и заставить его сказать кодовую фразу в новогоднем обращении. И вот это для меня самый дикий момент фильма. Ладно, ее малолетний друг, который заварил эту кашу, он слишком юн, у него нет жизненного опыта, ему простительно. Но все остальные-то, взрослые вроде, где-то даже состоявшиеся люди, неужели они не понимают, что ребенку необходимо получить этот урок, без которого девочке не вырасти полноценной личностью? Или им хочется, чтобы она и дальше пребывала в убеждении, что во вранье нет ничего ужасного и оно даже социально поощряемо (заметьте, с ее стороны нет никаких моральных терзаний, сожалений о содеянном, никаких намеков на то, что она сделала выводы из полученного опыта)?

Вот эта полная дискредитация традиционных моральных ценностей – это то, что убило меня в фильме больше всего. Больше, чем совершенно явное низкопоклонничество создателей фильма перед президентом (чего стоит сцена с ночной заснеженной Москвой и одиноким светящимся окошком в Белом доме – сразу вспоминаются читаные в детстве рассказы о В.И. Ленине и светящемся по ночам окошке в Смольном). Больше, чем отсутствие реализма во многих сценах. Взять, например, чиновника аппарата президента, который новогодним вечером зашел полакомиться в Макдональдс, или Веру Брежневу, новогодней же ночью распивающую дешевый шампусик в тюменском, кажется, такси. Даже больше, чем дичайший, с точки зрения здравого смысла, сюжет о дворнике, выкорябывающем лопатой перед Белым домом месседж президенту (причем для того, чтобы донести всю нужную информацию, месседж должен быть достаточно длинным, что-то вроде “уважаемый президент, перезапишите срочно обращение для Калининграда, добавьте туда фразу “на Деда Мороза надейся, да сам не плошай”, это нужно для спасения галактики (шутка)”. Получается, что в фильме нет как таковых положительных персонажей, не показаны какие-то положительные поступки. Но почему же все так упорно награждают его эпитетом “добрый”?

На этот счет у меня есть только одно предположение. “Добрый” и “хороший” он потому, что хорошо кончается. Никто из героев-долбое… (извините, раздолбаев) не получает заслуженное воздаяние за свое поведение: девочка-врунья убеждает всех, что ее отец – президент; бабка, в которую врезался лыжник и сноубордист, таки не окочуривается, и им тоже все сходит с рук; таксист, укативший в неизвестном направлении с мадам Брежневой, не только не получает пендель от ее охраны, но и удостаивается ее симпатии и милой беседы; вор, укравший цепочку в магазине, случайно помогает поймать грабителей, и добрый дядя мент его отпускает. Иными словами, в фильме воплощается традиционно русская мечта: хочу, чтобы у меня все было и ничего мне за это не было.  Честно говоря, прививать своему ребенку “с младых ногтей” такие принципы я не хочу.

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  • Добавить комментарий