О том, как рождается сказка (блог мастера)


Блог ведет Виктория Батиева, журналист, писатель, автор сборника «Сказки волшебного леса»

Баловаться сочинительством я начала очень давно. Помню, когда я училась в третьем классе, у нас был объявлен конкурс на лучшую сказку. Я написала смешное произведение в фантастико-приключенческом жанре, и, несмотря на то, что сюжет был до неприличия вторичен, персонажи – линейны и даже примитивны, всех остальных конкурсантов я “завалила” с большим отрывом. Учителя долго искали, откуда девятилетняя Викуся “стырила” сию прозу, но не нашли и, восхищенно поохав, заявили, что быть мне писателем.

Затем было неимоверное количество школьных сочинений, отправленных на разные конкурсы, некоторые из которых даже получили какие-то там знаки отличия (помню медаль ВДНХ, которую спустя несколько лет я продала скупщику и купила две пластиковые бутылки джин-тоника на всю компанию). Была невнятная учеба в университете, где наряду с написанием штампованных научных работ я тоже делала вялые попытки самовыразиться в стихах, но чаще в прозе. И было понимание того, что из двух составляющих успеха писателя – виртуозного владения словом и оригинального, цепляющего видения мира – у меня нет ни одной.

Так я “забила” на свои писательские амбиции. Но жизнь не переставала тонко намекать мне:  нет, нет, тема еще не закрыта! И вот я совершенно случайно попала в ряды сценаристов рекламных роликов, а затем авторов одного глянцевого журнала. Отмечу, что по сравнению с подавляющим большинством глянца, издающегося на просторах необъятной родины, сие издание было достаточно респектабельным, и авторов там терзали “не по-децки”, добиваясь от них хотя бы вменяемого текста. После того как сталь подзакалилась и наш литературный редактор перестал презрительно бросать мне на стол исчерканные распечатки моих опусов, я вдруг решила снова попробовать писать “для себя”. Тем более что к тому времени у меня уже был опыт сочинения беллетристики на заказ для городских журналов и газет.

Этот раз был более результативным – на свет появились три повести из задуманных пяти. Но все равно я была недовольна. Опять не хватало чего-то очень важного, и как это что-то должно появиться, мне было пока неясно. И повести были заброшены в папку, которая была заброшена в самую редко используемую директорию компьютера. То ли до лучших времен, то ли навсегда.

И все-таки лучшие времена настали. Оказалось, все было очень просто – достаточно родить ребенка. Почему-то в юности у меня сложилось твердое убеждение, что материнство ведет к творческой деградации. “Нет-нет, создавать что-то могут только одиночки, ты не представляешь себе, как реально заедает быт! – заявляли мне нереализовавшиеся гении женского пола, променявшие, по их словам, славу и свободное творчество на пеленки и бутылочки. Но, как ни странно, мой опыт оказался прямо противоположным. До сих пор не знаю, с чем это связано. С одной стороны, возможно, это коренной перелом в мировоззрении, смена самоощущения, когда ты вдруг понимаешь, что ты настоящая и ты прошлая – это два совсем разных человека, и это дает тебе возможность посмотреть на свой предыдущий опыт как бы со стороны и максимально абстрагироваться от него. А именно этого мне в свое время и не хватало, потому что все мои предыдущие рассказы и повести отдавали автобиографичностью, граничащей с безвкусицей (что делать, если автобиография – не мой жанр?).

С другой стороны, пресловутый “синдром четырех стен”, на который жаловались мне другие бедные тетки, как ни странно, тоже сыграл мне на руку. Не было больше путешествий, веселых пьянок с друзьями и всех остальных атрибутов вольной бездетной жизни. Была моя ляля, мой изможденный ребяческими коликами и грудным вскармливанием организм, редкие вылазки на улицу с коляской, и был компьютер (конечно, вечерами на горизонте появлялся наш папа, но по сравнению с перечисленными объектами он попадал в поле моего восприятия намного реже). Скоро я поняла, что генерировать новые впечатления себе смогу только я сама, и полезла в дальнюю директорию своего компьютера. Там лежали они – три законченные повести и несколько набросков. И вот я дорабатывала их, переписывала, снова дорабатывала… А когда дочке исполнился год, цикл из пяти повестей занимал свое почетное место в папочке “литературное”, которая лежала уже не в темном углу, а на рабочем столе.

Как выяснилось, завершила я свой цикл как раз вовремя. Потому что очень скоро – буквально через месяц – мне пришлось попробовать себя принципиально в новом жанре. Я начала сочинять сказки для дочки – она слушала, затаив дыхание, и каждый день рождались все новые сюжеты. В одних сказках присутствовали герои ее любимых книг, другие были полностью оригинальны. Одни я ей рассказывала, когда мы гуляли, другие – когда я укладывала ее спать. С помощью некоторых сказок я объясняла ей суть событий и явлений, которые ей пока еще сложно было понять.

Сейчас я ей рассказываю сказки про все, что ее окружает. Про деревья. Про нашу кошку. Про детей, которые катаются на коньках. Про дружбу и про то, почему нельзя обижать слабых. Про сосульки и про картошку из супа. Сейчас мне дается это очень легко 🙂 И у меня есть твердая уверенность – у каждого ребенка есть “свои” сказки, которые приходят в этот мир вместе с ним. Кстати, возможно, смысл всей моей литературной эпопеи и заключался в том, чтобы просто научиться рассказывать моей дочке именно ее сказки.

Читать все блоги наших мастеров

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  • Добавить комментарий