Самое важное о комплексе Эдипа: интервью с психологом


Описание Фрейдом эдипова комплекса (или комплекса Эдипа) принесло отцу психоанализа скандальную славу и прокормило не одно поколение его критиков. «Эдипов комплекс, – заявил один из приверженцев психоанализа, –  это тот локомотив, который промчал триумфальный поезд Фрейда вокруг Земного шара». Этот термин с любовью популяризировали многие писатели, кино- и театральные деятели 20 века, но по факту большая часть того, что мы знаем о самом явлении – это мифы и смутные культурные аллюзии.

О том, как современные психотерапевты относятся к понятию эдипова комплекса, чего стоит ждать родителям от детей, переживающих так называемую эдипову фазу, и чем чревато невнимание к этому этапу в жизни ребенка, рассказывает психолог Александра Шарапова.

А есть ли комплекс?

– Насколько мне известно, впервые термин “эдипов комплекс” был введен З. Фрейдом (и им же описано соответствующее явление). Сейчас многие аспекты теории Фрейда критикуются за умозрительность и недоказуемость, касается ли это комплекса Эдипа?

– Конечно, теория Фрейда как таковая во многом устарела и перешла в учебники, над самим Фрейдом шутят, выставляя его харизматичным чудаком. Однако, отдав дань истории и истеричным клиенткам доктора Фрейда, надо признать, основные его теоретические положения, несмотря на огромное количество критики и, действительно, недоказуемость, до сих пор активно используются современным психоанализом как успешно работающие. В целом сейчас концепция эдипова комплекса понимается более свободно, чем она понималась Фрейдом: часто это понятие используется в самом широком смысле, например, в контексте обозначения и характеристики всей гаммы отношений ребенка с родителями.

– Подтверждена ли реальность существования комплекса какими-либо серьезными исследованиями?

– Как и большинство психологических феноменов, эдипов комплекс практически невозможно научно исследовать, поскольку все постулаты теории Фрейда, от которых он отталкивался при описании этого комплекса, не обладают параметрами научных гипотез и скорее являются умозрительными. Тем не менее определенное отношение ребенка к родителю противоположного пола, сочетающееся с напряженностью и ревностью к родителю своего пола, отмечено во многих культурах на протяжении всего существования человечества, оно описано  в книгах и встречается даже в современных сводках новостей. И, конечно, в практике психолога проявления и наследие эдипова комплекса в виде особого типа личности встречается очень часто.

– Получается, что “фаза Эдипа” – это некий универсальный этап развития личности? Или все же его возникновение обусловлено социокультурными особенностями западной цивилизации? И возможно ли нормальное развитие ребенка без возникновения этого комплекса?

– Исследования этого феномена в культурах, отличных от западной, проводились, но и они, к сожалению, противоречивы. Они то подтверждают эдиповы переживания ребенка (чаще), то отрицают их. Сам Фрейд видел в истоках эдипова комплекса зависть вырастающих мужчин древних племен к своему отцу, желание его убить и страх наказания за убийство, возникающий как один из первых моральных человеческих законов.

Полагается, что эдиповы чувства (страх, зависть, влечение, вина) достаточно универсальны и сигнализируют об определенном этапе развития личности вне зависимости от культурной дифференциации.

Отделить, но не оттолкнуть

– Хорошо, раз этот комплекс заметно проявляется в поведении ребенка, расскажите немного о том, как именно.

– В период с 2 до 6 лет каждый ребенок сталкивается с более или менее выраженными чувствами (они могут быть не осознаны или осознаны частично, но могут и проговариваться в словах) к родителю противоположного пола. Мальчик будет проявлять большой интерес к матери, а девочка – к отцу (в противоположность эдипову комплексу это явление называется комплексом Электры), стараться завоевать их внимание, помогать им, делать комплименты, требовать особых выражений любви и ласки и даже высказывать желание «жениться на маме» или «выйти замуж за папу». Может иметь место ревность и желание занять место матери или отца в отношениях родителей и страх наказания за свои желания. Чаще всего родители принимают это за милые детские игры, однако именно так протекает важнейший  кризис в формировании личности.

После 6 лет при благоприятном исходе эти конфликтные чувства и фантазии уходят, они могут появиться вновь в подростковом возрасте, в несколько измененном виде, а могут прорабатываться и в дальнейшем.

– Как вы посоветуете вести родителям себя с ребенком, находящимся в этой фазе?

– Безусловно, необходимо прежде всего понять важность наступившего момента для ребенка. Помочь ему справиться с его чувствами, кое-что стараясь проговаривать открыто («ты сердишься на маму, потому что она лежит рядом со мной и не пускает тебя прилечь тоже; она моя жена, и нам хорошо вдвоем; а ты, когда вырастешь, найдешь себе тоже жену и вам тоже будет хорошо вдвоем»). Необходимо уметь настаивать на своем и мягко, но уверенно не пускать ребенка в супружеские отношения, касается ли это обсуждения взрослых вопросов или закрытия двери спальни родителей, указывая ребенку, что он – хоть и любимый обоими, но все же ребенок и никак не может заменить собой ни мать, ни отца. Показывать свою любовь ребенку также нужно осознанно, стараясь не допустить ни попустительства, ни чрезмерной холодности. Разумеется, не нужно идти на поводу у своих чувств вроде ревности, агрессии или желания ответить особой любовью, выделив тем самым ребенка. Это может привести к непоправимым последствиям, создавая у ребенка иллюзию его особой значимости в жизни родителей и возможности влиять на супружеские отношения или даже разрушить их, а эта иллюзия повлечет за собой страхи, огромное чувство вины, невозможность достичь успеха в жизни (из-за ощущения, что он не достоин хорошего, или из-за несформированности идеалов), проблемы с самооценкой и при взаимодействии с другими (нарушены представления о союзе взрослых).

– То есть родителям, желающим воспитывать ребенка правильно, нужно, возможно, первый раз в жизни установить дистанцию между собой и малышом? А не будет ли это травматично для его психики? Тем более что сейчас очень популярен так называемый стиль сближения в воспитании детей, который предполагает минимум психологического давления, максимальную близость (в том числе и в плане физического общения с ребенком), получается, что к 2-3 годам необходимо от него отказываться?

– Действительно, стиль сближения при всем его либерализме создает препятствия для естественного развития ребенка после достижения им 2-2,5 лет.  Если после того, как ребенок начинает транслировать эдиповы идеи, сближение с родителями продолжается, установления личных границ не происходит, растущему “Я” ребенка трудно выделить себя из этого общего симбиоза, в итоге поддерживаются отношения, нормальные для более раннего этапа развития, но мешающие его идентификации. Чувства родителей и детей перемешиваются, мать начинает отвечать на ласки сына, отец – ревновать, ребенок чувствует, что угрожает родительским отношениям и ужасается. Дистанцироваться от ребенка, безусловно, нужно, чтобы он почувствовал свои границы. Главное – не отталкивать его чувства, поскольку на этих хрупких идеализациях будет потом строиться способность любить другого человека, зрело и мудро или инфантильно и несчастливо. В некотором смысле он должен почувствовать себя проигравшим в этой борьбе за любовь родителя и понять, что отношения взрослых – это их поле, а для него оно будет доступно, когда он сам повзрослеет. Невозможность союза между разными поколениями должна уложиться в его голове как норма, а уж задача родителей состоит в том, чтобы обеспечить ребенка поддержкой и родительской любовью, чтобы это открытие было для их ребенка менее болезненным.

– То есть если родители практиковали совместный сон с ребенком, в эдиповой фазе от него лучше отказаться?

– Да, на мой взгляд, совместный сон с  ребенком в это время, к сожалению, неуместен, поскольку даже при символических ритуалах (отделения лежащего ребенка от родителей игрушкой) у него появляется богатая почва для фантазий. К тому же при совместном сне для ребенка не существует “скрытой любви” в жизни родителей, которая могла бы его в дальнейшем мотивировать на взросление и серьезные отношения. Понимание того, что папа и мама могут оставаться наедине и в это время как-то по-особенному любить друг друга, и это приятно обоим, создает здоровую основу будущей сексуальности. А уж после “эдиповых” высказываний ребенка нужно среагировать сразу, четко и серьезно: мы тебя очень любим, ты наш ребенок, но мама моя жена, мы с ней спим в одной комнате, а ты – в другой. Когда ты вырастешь, ты тоже будешь спать со своей женой. Необязательно, чтобы у ребенка была отдельная комната, но кровать у него должна быть своя.

– А если у ребенка на тот момент какие-то выраженные страхи, расстройства? И как все-таки быть с современной теорией о значимости тактильного контакта мамы и малыша?

– Тут, конечно, нужно смотреть на индивидуальные потребности ребенка и на его возраст. По современным представлениям, тесный физический контакт между младенцем и мамой очень важен для того, чтобы ребенок чувствовал доверие и любовь мамы. Но этот опыт оптимально получить ребенку до начала эдиповой фазы. Опираясь на него, ребенок сам начинает постепенно отделяться, как бы насытившись, сохраняя этот позитивный опыт и возвращаясь к маме в случае какого-то неблагополучия за поддержкой – таково естественное развитие ребенка в этот период. Думаю, необходимо просто поддержать стремление ребенка к самостоятельности, стараться давать ему свободу действий и поощрять все варианты ролевого поведения соответственно полу. И, конечно, если ребенок чувствует “тыл”, уверен в любви родителей к нему, никакие переживания отвергнутости, даже в эдиповой фазе, не причинят вреда его психике.

– Насколько я понимаю, роли родителей и их поведение в эдиповой фазе должны отличаться? Расскажите об этом поподробнее.

– Да, роль родителя, на которого направлено влечение, состоит в том, чтобы в меру восхищаться ребенком, стимулировать и поощрять его взрослость и новые умения, потому что похвала из уст любимого родителя будет особо значима для ребенка. Перехвалить за дело практически невозможно. В то же время, если отец, например, будет обесценивать или высмеивать попытки девочки убираться в квартире или готовить, это может привести к невротическим нарушениям, перфекционизму или озлоблению и мужским вариантам поведения в дальнейшем.
Еще этому родителю нужно обратить особое внимание на свое личное пространство, то есть границы, и прислушиваться к своим чувствам: если вам кажется, что ребенок перегибает палку в своих ласках или требованиях к вам и вас это настораживает или напрягает, стоит выйти из игры и мягко  дать ему понять, что вы уважаете его чувства, но отношения детей и родителей – это немного не то, что он сейчас делает; отвлечь его или рассмешить. Идеализируемый родитель должен быть для ребенка и восхищающимся, и строгим.
Партнер идеализируемого родителя оказывается в щекотливой ситуации, потому что он то старается сохранить близкие отношения с ребенком, то чувствует неприязнь к ребенку, обиду и желание оттолкнуть, к сожалению, часто идущие из неосознаваемой ревности и попадания в собственные детские непроработанные переживания. Совет здесь простой: просто оставайтесь для ребенка родителем. Если вы чувствуете, что ваши эмоции в отношении этой ситуации достигли определенного градуса, просто вспоминайте и повторяйте себе: “Я родитель, а это мой ребенок. Он не может быть мне соперником, не может влиять на наши с супругом отношения, он только учится любить”.
Особо стоит ситуация, когда родитель только один: в этих случаях эдипов комплекс обычно проходит с сильными нарушениями. Если мальчик воспитывается без папы, задача матери состоит в том, чтобы не допустить, чтобы ребенок занял в доме место отца (в практике я сталкивалась со случаями, когда сын выбирал одежду для мамы, ревновал ее к мужчинам, старался быть для нее джентльменом и не давал возможности выстроить новые отношения). Также просто необходимо обеспечить ребенка реальным, достойным мужским образом для подражания, будь то учитель в школе или спортивной секции, иначе ребенок не сформирует свою мужскую идентичность.
Если девочка воспитывается без отца, особое внимание нужно обратить на формирующееся у нее представление о мужчинах и стараться, чтобы оно было как можно более реалистичным; увеличить общение с дедушками, дядями и пр. Потому что в отсутствие реального объекта для проекции влечения фантазия создает идеальный образ, который встраивается в супер-эго и в дальнейшем при попытке выстраивания отношений преподнесет девочке много неприятных сюрпризов.

О фанатах и любительницах “папочек”

– Теперь давайте поговорим о том, во что может трансформироваться комплекс Эдипа/Электры. Как я понимаю, фаза может пройти благополучно, в этом случае какие мы получаем результаты?

– Если мы говорим о психологическом аспекте, задача маленького ребенка состоит в преодолении влечения к родителю противоположного пола и в дальнейшем идентификации с родителем своего пола, то есть мальчик должен отступиться от посягательства на мать, пережить страх наказания отцом за свои влечения и в то же время перенять у него его мужские качества, взять его за образец, чтобы стать настоящим мужчиной. Девочка, наоборот, должна от чувств восхищения отцом и зависти к его пенису переориентироваться на мать, чтобы стать полноценной женщиной и принять возможность в будущем найти себе возлюбленного и родить от него ребенка. Но и мужское в девочке, и женское в мальчике никуда не исчезает, а становится интроектом, то есть внутренним присвоенным себе образом, моделью, на которую потом человек будет ориентироваться, например, при выборе супруга. Так что в каком-то роде эдипов комплекс – это первая осознанная попытка утверждения ребенком своего Я как мужчины или как женщины. В случае если этот комплекс не разрешается, верная идентификация не происходит, в дальнейшем личность формируется с различной степенью нарушений (в нашем обществе встречается довольно часто).

Комплексы Эдипа и Электры  несут в себе еще одно важное открытие для ребенка в плане семейных отношений. Почувствовав влечение к родителю, ребенок пытается встать между своими родителями, занять место родителя своего пола, и успешное разрешение этих чувств состоит в том, чтобы ребенок понял:  у родителей особые, взрослые отношения и своя, взрослая любовь. Их отношения устойчивы, и он со своими чувствами не только не может их разрушить (как ему поначалу кажется), но и может быть принят и любим на своем, детском месте. С другой стороны, он получает мощный импульс – чтобы приблизиться к отношениям взрослых, ему приходится учиться взрослеть самому.

Кроме того, комплексы Эдипа-Электры несут в себе огромное значение с точки зрения формирования у человека системы ценностей и морали (супер-эго), что необходимо для успешного развития личности. Ребенок осознает, что родители не только провозглашают определенные поведенческие стандарты, но и сами живут по некоему моральному и нравственному кодексу. Поэтому он, пройдя через эдипов конфликт и внутренне принимая родителей, приходит к необходимости идеализировать и этот кодекс и выстраивает собственную мораль, идентифицируясь с моральными стандартами родителей.

– На уровне поведения ребенка как можно понять, что фаза пройдена для него благополучно?

– Ну, если ребенок проигрывает ситуации женитьбы в садике или во дворе, значит, он уже допускает мысль о том, что его партнером в любви будет сверстник. Если ребенок прямо заявляет “я буду большим и у меня будет жена, которая будет готовить сосиску на завтрак”, значит, так или иначе он справился с эдиповым комплексом, даже если он добавит “и у нее будет юбка, как у тебя, мама”. Если все поле внимания ребенка продолжает занимать родитель противоположного пола, это будет проявляться в его играх, рассказах, навязчивом поведении, аффектах и никак не может пройти незамеченным для здоровой семьи.

– А теперь о возможных отклонениях. К чему может привести неправильное протекание эдиповой фазы?

– Отголоски непройденного эдипового комплекса мы можем видеть в гомосексуальности, проблемах в выборе партнера, непринятии своего пола в отдельных проявлениях или в целом, трудностях взаимодействия с другими людьми, в неврозах и более глубоких нарушениях, мешающих человеку взаимодействовать с окружающими. Склонность к гомосексуализму может возникнуть, к примеру, в случае идентификации мальчика с матерью – вследствие слишком сильной любви к ней (и боязни предать ее любовью к другой женщине) или из-за неправильного поведения родителей, плохих отношений с отцом, мешающих принять его за образец.
Мазохистские тенденции в связи с эдиповым комплексом часто идут от непереносимого чувства вины за инцест, а чаще фантазийное его воплощение. Вина возникает как раз тогда, когда ребенка допустили слишком близко в отношения. Ребенок подсознательно чувствует, что не должен любить свою мать, и считает себя виноватым перед отцом; неразрешение этой ситуации ведет в дальнейшем к ощущению своей никчемности и мазохизму как попыткам самонаказания за эту вину.

Всевозможное поклонение кумирам, фанатство также связано с проекциями фантазий об идеальных образах, идущих от эдиповой ситуации.

– То есть постоянная погоня за идеальным мужчиной или совершенной женщиной – тоже из этой серии?

– Да, это тоже очень распространенная ситуация. Неразрешенный эдипов конфликт, как и все конфликты личности, ждет своего завершения, и при попытке выстраивания отношений двух, казалось бы, взрослых людей на поле битвы выходят два мира детских фантазий, воспоминаний, а самое главное – детских чувств, которые когда-то не были прожиты и отпущены. Именно поэтому многие женщины ищут себе супруга-“папочку”, а мужчины “мамочку”, иногда дело доходит даже до внешнего сходства с запечатленным в памяти обликом родителя. К сожалению, любовь таких удачно, казалось бы, подходящих друг другу людей, воплотившую детскую фантазию в реальность, нельзя назвать зрелой. Построить более счастливые, партнерские отношения можно, только перешагнув в своем развитии такой этап, как эдипов комплекс.

В заключение хочется сказать, что кабинет психолога – самое подходящее место разобраться в своих детских чувствах и проработать эдипов конфликт, пусть символически и с помощью психолога. Для психики не так важна конкретизация фигур, как общий баланс внутренних процессов.

Тема следующего интервью: дети и семейные конфликты
Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  1. Татьяна

    Классное интервью! Как здорово, что вы такие глубокие темы поднимаете, не “попсовые”. Очень хотелось бы почитать продолжение про то, как нереализованные комплексы Эдипа-Электры проявляются во взрослом возрасте и как с этим бороться (я чувствую, что у меня, видимо, что-то сидит такое). Но понимаю, что это не формат детского сайта 🙂

    Ответить
  • Добавить комментарий