Как наказывать ребенка: точка зрения психолога


Наказание – целенаправленное создание ребенку менее комфортных (физически, психологически) условий для получения какого-либо результата. До недавнего времени было одним из любимых «инструментов» влияния на детей среди родителей, воспитателей и учителей. И неудивительно: оно требует от взрослого намного меньше терпения и креатива, чем положительная мотивация. Согласитесь, что гораздо проще и быстрее отшлепать ребенка за жадность, чем убедить его самого с удовольствием начать делиться игрушками с приятелями.

С другой стороны, современные педагоги и психологи ставят под сомнение универсальность и действенность этой меры. Можно ли вообще обойтись без наказаний, если нет, то в каких случаях стоит их применять, и как правильно наказывать ребенка, мы беседуем сегодня с психологом Александрой Шараповой.

 Можно ли обойтись без наказаний?

- Александра, если мы говорим о наказании как о своего рода прикладном инструменте, оно должно использоваться для каких-то вполне понятных целей. Как бы вы их определили?

- Мне кажется, целей у применяемого адекватно наказания несколько. Это и коррекция определенного поведения ребенка (опасного, социально неприемлемого), и контроль над установленными ранее границами дозволенного (поддерживает ребенка в безопасности, поскольку четко определяет, что можно и что нельзя). Иногда наказание производится для поддержки авторитета родителя (устанавливая наказание, родитель дает понять, «кто главный» и «кто точно знает, что делать»). С другой стороны, целями наказания также является поправление причиненного ребенком ущерба (заставить его убирать просыпанные крупы самому), предотвращение нежелаемого поведения в дальнейшем и освобождение от вины (наказание может играть роль искупления). К сожалению, очень часто родители прибегают к наказанию с иными целями: запрещать ребенку поведение, являющееся для него естественным или неподконтрольным, добиваться полного послушания без лишних объяснений, и даже потешить свое самолюбие, унижая ребенка.

- На ваш взгляд, нужно ли вообще наказывать ребенка? Может быть, желаемый результат можно достигнуть, просто проводя с ним периодическую «разъяснительную работу»? Или повышая его мотивацию слушаться родителей «методом пряника», избегая «метода кнута»?

- Если ставить целью принципиально не наказывать ребенка, то родителям нужно обеспечить для него абсолютно безопасную, но развивающую среду, при этом родители должны постоянно быть «включены» в происходящее, чтобы вовремя отвлечь ребенка от нежелательных действий, в то же время изощряться в придумывании новых мотивирующих факторов. На практике в наше время вечно спешащих и занятых своими заботами людей очень сложно в процессе воспитания обойтись без единого наказания. Вообще, думаю, невозможно вырастить гармоничную личность без установления определенных границ, а сам процесс их установления, к сожалению, не всегда приятен. Конечно, повышение мотивации часто работает эффективнее, но оно применимо не всегда, некоторое поведение нуждается в решительном и четком запрете (например, проявление агрессивных действий к другим). Мотивировать ребенка тоже нужно осторожно, исходя из его ценностей и потребностей, не подкупая его и не манипулируя им, не заставляя ради вознаграждения отказываться от важных для него вещей. Ощущение, что родители им гордятся, может быть гораздо большим мотивирующим фактором, чем тридцатая машинка или игрушка, которую обещают купить через месяц.

В принципе, на детей можно воздействовать поведенческими методами, тогда наказания в прямом смысле можно избежать. Например, проявлять самим нежелаемое поведение (на некоторых детей это производит большое впечатление) или планомерно добиваться требуемого от ребенка поведения, не оскорбляя и не унижая его при этом. Одна из дочерей знаменитого американского психиатра Милтона Эриксона однажды подошла к матери, когда вся семья читала газеты, и порвала ее газету. Отец сказал: “Кристи, это не очень красиво выглядело, подбери газету, верни ее матери и извинись”. “Я не обязана”, – сказала Кристи. Эриксон спокойно отвел ее в другую комнату и крепко ухватил за лодыжку. Девочка восприняла это как игру, но когда захотела освободиться, отец сказал ей «я не обязан» и продолжал держать Кристину за ногу. Она брыкалась и боролась, и только к концу четвертого часа поняла, что проиграла и сказала: “Я подберу газету и отдам ее маме”. И тут Эриксон опять сказал : “Ты не обязана”. Тогда она, подумав получше, сказала: “Я подберу газету и отдам ее маме. Я извинюсь перед мамой”.

“Ты не обязана”, – вновь сказал я. Ей пришлось основательно задуматься и полностью включиться в понимание. “Я подниму газету, я отдам ее маме, я хочу ее поднять, я хочу попросить прощения”. “Хорошо”, – сказал он. Эриксон пишет, что наказывал подобным образом Кристи только три раза – в 2 года, в 12 лет и в 15, в остальное время наказания ей не требовались.

Что же касается «разъяснительной работы», то мне думается, она необходима во всех конфликтных ситуациях, поскольку ребенок в силу разных причин не в состоянии понять законы человеческого поведения, не может предугадывать возможные негативные последствия своих действий, имеет расплывчатые представления о «плохом» и «хорошем» поведении и зачастую действует инстинктивно. Любое наказание стоит предварять объяснением, кратким и ясным, или, если есть возможность и время – подробным (разбор случившегося по кусочкам – кто что сказал и как поступил, кто что почувствовал, что было неправильным, а самое главное, почему; как можно поправить ситуацию или как верно из нее выйти в дальнейшем). Очень полезно приучить ребенка с раннего возраста обсуждать проступки таким образом, это само по себе очень полезно и снижает потребность в самом наказании (и заменяет собой такое страшное и непонятное для многих «а теперь сядь и подумай над своим поведением»).

Вообще, самое важное для ребенка в наказании – знать, за что и почему его наказали. Не проговаривая причин своего (часто гневного) запрета («Потому что я так сказала!», «Ты вел себя нехорошо»), сопровождая жизнь ребенка постоянными окриками «нельзя», применяя физические наказания без обсуждения ситуации, родители воспитывают в ребенке несамостоятельность, страхи, раздутое чувство вины; подталкивают к протестному поведению, лишают его спонтанности, мешают его саморазвитию. К тому же для большинства детей наказание, идущее от родителей, переносится морально тяжело, они склонны интерпретировать их недовольство как недовольство собой в целом. В таком случае ребенку будет очень полезно узнать, что он виноват в конкретном проступке, и наказан за это, но это никаким образом не сказывается на родительской любви к нему.

- На ваш взгляд, наказание должно применяться регулярно (при разных провинностях) или же должно быть крайней мерой при самых значительных провинностях?

- Конечно, несправедливо заключать маленькую личность в тиски постоянных наказаний, и если есть возможность и желание их избежать, то это прекрасно. Однако если разговор о провинности был услышан, но поведение ребенка не изменилось, и продолжает представлять опасность для него или окружающих, мешает семейному функционированию и просто переходит все границы дозволенного – пора подумать о наказании. К тому же все зависит от вида самого проступка.

- Верно ли я понимаю: оптимально наказание должно применяться в тех случаях, когда ребенку один или даже несколько раз пытались внушить какую-то мысль, повлиять на него вербально, но он не внял родителям?

- Совершенно верно, сначала должно быть вынесено словесное предупреждение. Во-первых, это позволит ребенку в дальнейшем понять логику родительского наказания (точно поймет, за что наказали), во-вторых, не оставляет ребенку путь для отступления (сказали-не понял – наказали, без всяких умоляний, непониманий и отговорок), в-третьих, пока родители точно формулируют требования к ребенку и первые эмоции могут остыть, и мотив для проступка может найтись положительный, и в ситуации разобраться станет легче. К тому же, мне кажется, словесное предупреждение – это жест уважения к ребенку как к личности, пусть даже за словами потом последует наказание, ребенок будет знать: у него есть свой выбор, понять позицию и объяснения родителей или быть наказанным.

- Да, еще один важный вопрос. Чем чревато злоупотребление родителями наказаний для ребенка?

- В семьях, где часто наказывают ребенка, могут вырасти дети: 1)запуганные, тревожные, несамостоятельные, подчиняющиеся силе, но имеющие в голове четкий и зачастую потом мешающий перечень “как поступать не надо”; 2) дети-сорви-головы, которые впоследствии не соблюдают норм, проявляют протестное, иногда асоциальное поведение, активно действуют наперекор “правильным” родителям и больше уважают правила окружающей среды. Оба типа личности являются психологически травмированными. Дети, которых часто наказывают, духовно неблизки с родителями и имеют трудности с самоопределением, принятием ответственности за свои поступки, творческой реализацией и самооценкой.

 Жадность не порок, любопытство тоже. А за что наказывать?

- Как бы вы порекомендовали родителям выстроить градацию провинностей и, соответственно, наказаний? За что ребенка не стоит наказывать ни в коем случае, а за что наказывать обязательно?

- Наказания могут быть простыми, четкими и легко переносимыми для ребенка. Например, выведение из игры за кусание детей или поедание песка. Наличие таких наказаний организует жизнь ребенка. А когда дети периодически совершают из интереса или по незнанию очень серьезные проступки (большой обман, воровство), родители должны быть готовыми вовремя и верно отреагировать на них, объяснив случившееся и введя запоминающееся наказание. Наказаниями за капризы, испорченные вещи, наоборот, не стоит злоупотреблять. Нельзя наказывать ребенка:

  • за познавательную активность: пробование предметов на вкус, отколупывание приклеенного, ковыряние в маленьких дырочках, разбирание предметов на запчасти, изучение своих половых органов;
  •  за возрастные и физиологические особенности: неусидчивость, невнимательность, быстрое забывание выученного, трудности засыпания, кормления или приучения к горшку;
  • за инстинктивное поведение, особенно когда ребенок не знает, как правильно поступать – не попросился на горшок и описался; отнимает чужую игрушку; боится идти к врачу;
  • за проявление естественного чувства – ревность к младшему братику или сестренке, гнев из-за отсутствия требуемого, зависть к чужим игрушкам;
  • за неосторожность.

- А вот еще одна распространенная ситуация: ребенок наносит родителям некоторый ущерб (например, разбивает чайник), но выясняется, что сделал он это, когда собирался налить маме чай. Нужно ли применять наказания, в случае если чадо доставляет какие-либо неприятности, при этом руководствуясь наилучшими мотивами?

- Безусловно, нет! В наказаниях важно указать ребенку на неверный мотив и нежелательное поведение; но если поступок положителен и исходит из добрых побуждений, его необходимо поддержать, что бы за ним ни последовало (это первые попытки самостоятельных действий в социальном мире). За неуспешное выполнение “благого” мотива можно посочувствовать ребенку, а вместо наказания подсказать, что можно сделать для “поправки”, ведь дети и сами научаются чувствовать вину и стыд при нарушении общепринятых правил.

- Должно ли наказание зависеть от «тяжести» провинности?

- Думаю, было бы правильно соизмерять наказания с «тяжестью» провинности, ведь разбить вазу совсем не то, что пытаться замучить кошку. Популярным лишением мультиков или отлучением от компьютера здесь точно не обойтись. Во многих семьях родители интуитивно выбирают «ранжирование» наказаний в соответствии с ценностями своей семейной системы, так что и в этом вопросе присутствует вариабельность.

- Да, к вопросу о ценностях. Есть, скажем так, общесоциальные ценности: не обижать ближнего, не покушаться на его собственность и т.д. Есть ценности и принципы, специфические для каждой семьи. Например, Ивановы помешаны на аккуратности, и вот они единственные во всем дворе наказывают ребенка за то, что он съехал с грязной горки. Не будет ли ребенок считать такие наказания несправедливыми? И стоит ли родителям поступаться своими личными убеждениями во имя «общепринятых»?

- Интересный вопрос. Для каждого ребенка, пока родительские фигуры для него авторитетны, то есть примерно до подросткового возраста; убеждения и нормы, идущие из семьи, принимаются как единственно верные, подтверждение этому – частые ссоры учеников начальной школы вроде «а вот моя мама делает так, а твоя неправильно!». Поэтому если Иванова с рождения учат аккуратности, он видит мир в этой призме и в комфортном состоянии (не в аффекте непослушания) сам расскажет другим, что горки грязные. Но, конечно, когда социальные границы ребенка расширяются, и он видит все меньше реального основания для различных семейных ценностей; задумывается, а почему в его семье принято это, а не то; он может поднять бунт против семейной системы, проявляя якобы отделение и непричастность к ней, что и знаменует кризисный подростковый период.

Особо полезного воспитательного момента в том, чтобы «поступаться личными убеждениями» ради ребенка, нет; достаточно просто осознавать, что и почему для вас ценно, и жить в соответствии с этим, все же ребенок – член семьи, пришедший самым последним, и пока он находится под опекой родителей, он негласно обязан принимать семейные правила. Но при этом родителям нужно еще и суметь принять ребенка в период непослушания и категорического непринятия, когда он впервые пытается определить себя как личность, а также упорядочить свою моральную систему (понимая, что когда ребенок вырастет, у него будет своя «картина мира», возможно, с несколько иными ценностями). Кстати, многие семейные ценности, прививаемые силой, отвергаются уже в сознательном возрасте из чувства обиды и мести. И это опять про уважение к личности.

- Многие родители считают, что наказывать ребенка стоит вообще за любые проявления непослушания (как за игнорирование их авторитета). Как вы прокомментируете эту позицию?

- Мне кажется, человек, устанавливающий авторитет силой и наказаниями – либо нездоровая личность, либо дрессировщик.

 Как наказывать ребенка правильно

-Какой принцип наказаний кажется вам наиболее эффективным: лишение каких-то «бонусов»; видимое «охлаждение» в отношении к ребенку на протяжении какого-то времени; интенсивная кратковременная взбучка? Как вы относитесь к физическим наказаниям? Да, и должно ли наказание быть в большей степени символическим (к примеру, поставить ребенка в угол), или оно действительно должно ухудшить качество жизни ребенка?

- В случае средней тяжести проступка я выступаю за выговор или за подробное разъяснение и лишение «бонусов», потому что без них, в принципе, можно обойтись. Еще очень хорошим воспитательным методом наказания (и нетяжелым) является метод «естественных последствий», когда ребенку подробно разъясняется проступок и то, что реально за ним последует, ребенок привлекается к работе над последствиями. Объясняется все подробно с целью сформировать у ребенка причинно-следственные связи и ответственное отношение к жизни. Ребенок намусорил? Учите его самостоятельно убирать за собой. Намеренно сломал что-то? Пусть попробует починить в меру возможности или поймет необходимость покупки новой вещи, может быть в ущерб какому-то своему лакомству. Капризничал у киоска и устроил истерику, когда подошел нужный автобус? Теперь придется долго ждать еще один.

«Охлаждение» в отношении к ребенку работает немного эффективнее (а главное – эффектнее!), но, на мой взгляд, допустимо только в редких случаях и продолжаться должно не более нескольких минут; потому что проявляемое таким образом отвержение и отсутствие родительской любви наносит ребенку душевные раны, заставляет его горевать и сомневаться в себе и людях. Кратковременная взбучка эффективна, если она последовала за проступком сразу (впрочем, как все наказания). Чаще всего «взбучка» бывает настолько молниеносной, что ребенок не успевает понять, за что он наказан, делает неправильные выводы на будущее.

Как таковых «символических» наказаний для ребенка не существует. В силу своего небольшого опыта ребенок относится к стоянию, например, в углу, или высаживанию на табуреточке как к трагедии, именно поэтому эти методы испокон веков «работают» на детях. Важно, какую смысловую нагрузку таким наказаниям дают в первый раз сами родители, но в целом стояние в углу пугает многих детей и заставляет их испытывать неприятные чувства точно так же или даже больше, чем лишение прогулки или мультиков.

Против физических наказаний сейчас в один голос выступают корифеи психологии и педагогики, ведь битье ребенка не служит воспитательным целям, а рождает только страх в ребенке, учит его избегать наказания ложью и изворотливостью или заставляет действовать «в протест». Правда, здесь нужно разделить собственно планомерное избивание ребенка ремнем и действия с целью быстро «выдернуть» ребенка из ситуации или истерики, которые обычно хоть раз использовали каждые родители: однократно шлепнуть по попе или рукам. Такие шлепки совершаются из вихря эмоций, и даже не всегда осознаны (все мы люди), иногда они действительно заставляют ребенка «встряхнуться», иногда просто являются выбросом энергии родителей (чаще страха); например, мне часто приходилось видеть, как перепуганная мать шлепает ребенка, который выбежал на дорогу и едва не попал под машину. Такие «наказания» при условии их редкости и последующего объяснения и «жаления» обычно не вредят ребенку, поскольку не несут в себе унижения.

Еще хочется сказать о ругани, так называемых словесных наказаниях. Личные оскорбления, и такие фразы, как «ты что, тупой» или «так мог поступить только идиот» совершенно недопустимы в воспитании детей, поскольку дети склонны верить словам родителей, и подобные заявления снижают их формирующуюся самооценку.

- Кто в семье должен наказывать ребенка? В некоторых семьях практикуется разделение на «доброго и злого полицейских», то есть один родитель наказывает ребенка, другой жалеет. Как вы считаете, это правильно?

- Основной «семейной» ошибкой в плане наказаний является непоследовательность родителей: неумение договориться друг с другом о системе запретов и поощрений для ребенка, разные подходы к осуществлению наказаний, различие реакций на проступок ребенка. Непоследовательность – корень многих проблем, кроме трудностей воспитания в дальнейшем она может привести ребенка даже к неврозам, поскольку разная интерпретация поступков ребенка родителями (особенно с частым применением наказаний) мешает выработке единых норм и угрожает цельности его личности. Тем не менее дети научаются извлекать выгоду даже из этой ситуации, быстро различают родительские подходы и манипулируют родителями. Поэтому идеальным вариантом является одинаковая реакция отца и матери, одни типы наказания и, разумеется, ситуативное их исполнение. С точки зрения семейной динамики, разделение ролей родителей на доброго и наказывающего не является полезным, поскольку опять играет против целостности личности. Вместо формирования внутренней системы норм «можно-нельзя» эта система переносится вовне, и, разделившись, проецируется на каждого из родителей. Выходит, что один человек из этой пары не может жалеть, а другой наказывать, чему же научится ребенок? Еще это неудачно разделяет проступок и наказание во времени (например, до прибытия наказующего родителя).

- А если говорить о применении наказаний вне дома, например, в детском саду — как вы считаете, имеют ли право наказывать ребенка, к примеру, воспитатели? Насколько это педагогично? Или они должны просто пресекать потенциально асоциальное или опасное поведение и рассказывать о нем родителям, чтобы уже они «принимали меры»?

- Ну, условия в наших садиках не позволяют воспитателям обходиться без наказаний, иначе в группе будет твориться хаос. Опять же, простые навыки социального взаимодействия (как ссориться и мириться, как делиться игрушками, как обойтись без кулаков), дисциплины и режима, прививаемые в садиках частично с применением наказаний идут на пользу детям. Думаю, тут дело еще в адекватности взрослого, поскольку хотя любой взрослый, в принципе, способен шире ребенка взглянуть на ситуацию; наказания, которые он придумывает для чужих детей, часто выдают его тяжелое детство. Так, в детях после разговоров воспитателей поселяются страхи и тревога, с которыми потом бывает трудно справиться. Однако, четкое и содержательное замечание незнакомого взрослого может однажды спасти вашему ребенку жизнь, не стоит сбрасывать это со счетов.

Ну и действительно, необходимость наказания воспитателями детского сада зависит от самого проступка: логично, когда асоциальные действия и дисциплинарные нарушения пресекаются на месте; а случаи лжи, кражи, конфликтов с воспитателем или трудностей взаимодействия с детьми и далее все случаи, требующие длительных задушевных бесед, оставляются родителям как «домашнее задание».

- Какую «тональность» должен выдерживать родитель, наказывая ребенка? Должен ли он вести себя как обычно или быть нарочито строг, позволительна ли ирония, шутки? Должно ли наказание происходить в русле «демократических» традиций (обязательно объяснять ребенку, в чем он неправ, общаться с ним на равных), или в авторитарном ключе?

- Ну, у каждого родителя обычно бывает свое представление о «тональности» своих слов, и в гневе, в котором обычно совершаются наказания, вовсе трудно ее контролировать, чаще срабатывает привычный стереотип поведения, взятый, например, из родительской семьи. Если же говорить о психологически допустимых интонациях и тону, то добавление строгих ноток не помешает; ребенок должен сразу чувствовать в родительском тоне некий стоп-сигнал, прервать свою деятельность и обратить внимание на родителя. Если проступок не тяжелый и наказание просто указывает на границы допустимого, интонация может не меняться, главное, чтобы ребенок услышал и понял, что сделал не так. Иронией и шуткой при наказаниях нужно пользоваться очень осторожно, потому что здесь есть соблазн либо «зашутить» наказание и сделать из него игру, либо превратить его в насмешку, которая сильно ранит ребенка. Вообще, видя дружественный настрой родителя, некоторые дети чувствуют «слабинку» и попробуют подлизаться или увильнуть от наказания. Эффективной позицией для наказывающего родителя можно назвать доминантное, но любящее и уважительное отношение к ребенку с пониманием его возможностей и ограничений без цели унизить его или потешить свое самолюбие. И, повторюсь, готовность быстро и ясно обсуждать проступок с ребенком, развивая его способность делать самостоятельные выводы, очень полезна.

- А если родитель, наказав ребенка, через какое-то время понял, что был неправ, как ему себя повести? Достаточно ли просто сделать для себя какие-то выводы или стоит признаться в собственной неправоте ребенку, попросить прощения?

- Думаю, для родителя честнее все-таки будет сказать ребенку, что наказал он его по тем-то и тем-то причинам, а сейчас (что-то поменялось) он видит эту ситуацию так-то и так-то и по-другому относится к наказанию, и признается в своей неправоте. Ребенок поймет, что родитель тоже может допускать ошибки. Важно попросить у ребенка прощения и в том случае, если вы наказали ребенка, а потом выяснили, что он руководствовался благородными побуждениями (о чем мы говорили выше). Если не проговорить ситуацию, страшного ничего не произойдет, просто может остаться чувство вины по отношению к ребенку, а у ребенка, если у него есть свое видение ситуации, сохранится представление о том, что его неправильно наказали. Признаться в своей ошибке – вовсе не значит снизить свой авторитет. Прощения в таком случае, наверно, стоит попросить искренне, но твердо, не создавая двусмысленность ситуации, то есть, не дожидаясь, когда ребенок, например, скажет «прощу» или «не прощу».

- На ваш взгляд, с какого возраста есть смысл наказывать ребенка? Как должен меняться подход родителей к наказанию в зависимости от возраста?

- Думаю, наказания изначально вырастают из четких и решительных родительских запретов, которые можно устанавливать где-то с 9-10 месяцев ребенка, когда он уже в состоянии отследить элементы своего поведения и простейшие логические связи. Запретов в этом возрасте, конечно, не должно быть много, они не должны подкрепляться физическими наказаниями. С детьми первого и частично второго года жизни работает в основном отвлечение. Замечу здесь, что уже в этом возрасте можно воспитывать в ребенке привычку обсуждать неправильное поведение. Ребенок уже вполне в состоянии понимать интонацию, отдельные слова и фразы; к тому же такие ваши рассказы помогут и развитию речи. В период с двух до трех лет ребенок часто проявляет протестное поведение, устраивает первые истерики, находит опасные занятия, пытается установить свои правила; в общем, нуждается в активном пересмотре мер наказаний и поощрений. Отвлечение уже работает не так эффективно, и наказания в этом возрасте работают в основном на уровне рефлекса: не подкрепляют и тем самым предотвращают нежелательное поведение (например, в форме прекращения игры при нарушениях правил безопасности, непокупании просимой игрушки при истерике). Наказания должны устанавливать границы, поддерживая родительский авторитет, по возможности без ущерба самоуважению ребенка. Двухлетке важно дать понять, что существуют определенные рамки поведения, за которые вы не можете позволить ему выходить (стандартная ситуация с истериками в магазине), но даже в случае выхода за эти границы продолжаете его любить. С трех до пяти лет наказания поддерживают основные моменты в вопросах дисциплины, в том числе и в социальной среде, и порядка, которые должны быть усвоены к 5 годам. Это самое популярное время для «стояния в углу» и «сидения на табуреточке».

С шести лет и далее любые физические воздействия на ребенка, если они были, должны сойти на нет, поскольку уже унизительны для детей. Наоборот, обсуждение проступков должно становиться более развернутым, с объяснением причин поведения людей, приведением примеров из книг или фильмов, развитием навыков эмпатии (просить ребенка чувствовать то, что чувствует другой человек, обиженный им). Наказания обычно естественным образом с ростом ребенка становятся менее символическими, когда ребенку проще постоять в углу, чем исправить непростую ситуацию. Вообще, в качестве исправления своего поведения можно давать детям больше самостоятельности, то есть позволять им самим принимать ответственные решения о том, как загладить вину, а потом давать «обратную связь».

 - Как бы вы посоветовали родителям объяснить ребенку саму суть наказания (просто предложите 1-2 возможные готовые речевые формулировки). Какие «ключевые моменты» он обязательно должен усвоить из этого объяснения?

«Ты взял и спрятал новый петин телефон, хотя мы уже говорили с тобой о том, что брать чужие вещи без спроса нельзя. Я думаю, ты просто позавидовал Пете и решил так отомстить ему. У тебя есть много разных вещей, другие люди тоже могут обладать многими вещами, которые могут тебе нравиться или нет; и нужно просто уважать это. А зависть, если ее не придержать, толкает людей, в том числе и тебя, на разные нехорошие поступки. (Пауза). Плохо то, что ты не справился со своей завистью и спрятал чужой телефон. Мне очень жаль, но мне придется тебя наказать, чтобы в следующий раз твои чувства не довели до таких действий».

Самые распространенные ошибки в наказании детей по версии Александры Шараповой мы вынесли в отдельную статью.

Тема следующего интервью: распространенные психологические проблемы молодых родителей и пути их преодоления

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  1. Владимир Шебзухов

    НЕДОУМЕНИЕ
    Владимир Шебзухов

    С напутствием отпущена,
    В преддверье сна грядущего,
    Обиженная Оленька,
    Задумавшись тихоненько:

    «От папы с мамой слышу я,
    Что часто не понять —
    «Избаловали мы тебя,
    Пора и наказать!»

    Послушают едва ли,
    Но всё ж сказать отважусь я,
    Дождусь лишь только дня —
    Ведь вы — избаловали,
    Так почему наказывать
    Должны, всегда, меня?!»

    Ответить
  • Добавить комментарий