История о родительских фобиях и детской мудрости (блог мастера)


Блог ведет Виктория Батиева, журналист, писатель, автор сборника «Сказки волшебного леса»

Сегодня я хочу отдохнуть от красивых сказок и на время вернуться к суровой реальности. Этот небольшой рассказ я написала на днях, основан он, как говориться, на реальных событиях. Писала я его еще под адреналином, чтобы как-то расслабиться и отвлечься от ситуации, но и сейчас, спустя несколько дней, он кажется мне достойным внимания.

Оса

Сегодня я проснулась от странного тревожного чувства, не дождавшись, когда зазвенит будильник. Открыла глаза – и сон как рукой сняло. По мерному жужжанию, которое, скорее всего, и стало причиной моего беспокойства, не давшего мне досмотреть сны, я поняла: в комнате – она. Обвожу глазами комнату – да, вот точно, полосатая тварь неторопливо, по-хозяйски нарезает круги недалеко от окна. В коридоре сидит кошка Рыся, округлив глаза. Она тоже знает, что такое оса – пару лет назад она попыталось поохотиться на нее. Получила жалом в нос, и с тех пор при звуках подозрительного жужжания смывается из комнаты.

***

Я невероятно боюсь ос. Вообще, к насекомым я отношусь толерантно – к жучкам, и к паучкам, и даже (о, ужас) к тараканам. Я вполне способна терпеть по соседству с собой пчел и умилиться видом пролетающего мимо толстенького шмеля. Но осы… Я рискну предположить, что одна из них, видимо, ужалила меня во младенчестве. Потому что в сознательном возрасте это существо меня первый раз «тяпнуло», когда мне было лет 20, а «особоязнь» у меня с детства. Когда я вижу ее – особенно в закрытом пространстве вместе со мной – я теряю остатки воли, здравого смысла и способность себя контролировать. Оса – это квинтэссенция моих страхов; ты можешь и не знать о том, что она где-то рядом, но вдруг она равнодушным, циничным гудением дает понять о том, что она у тебя под столом. И вот ты, как ошпаренная, вскакиваешь и несешься в другую комнату, закрываешь там все окна и двери и сидишь, пока кто-нибудь сердобольный не выгонит тварь. Она может оказаться у тебя в волосах, и когда ты будешь расчесываться, со всей своей остервенелой злобой ужалит тебя в палец, а потом, когда ты импульсивно сожмешь руку, будет хрустеть своим панцирем и вытекать своим ядом. Она может оказаться в шкафу и в туалете в рулоне бумажных полотенец, и столкнетесь вы с ней в тот момент, когда будете думать о чем-то невыразимо прекрасном (например, о чашечке кофе или о том, что сегодня должны перечислить гонорары).

Моя подруга боится мышей, и как-то раз мы подняли тему «чья фобия круче». Конечно, она меня не убедила. Ну как можно сравнить этих милые пушистых существ с глазами-бусинками со свирепой жужжащей бестией! Они не наносят тебе увечий и бегают только по полу, поэтому не могут спикировать на тебя сверху. В квартире, где я росла, были мыши, но меня они совсем не напрягали, скорее, вызывали сочувственный интерес. И сейчас, вот бы вместо этого черного жужжащего силуэта в комнате лучше появился бы пяток мышек…

***

Но мышки не появлялись, а оса все летала и летала рядом со шторами. Я зачарованно следила за ней. Вот она села, наконец, на стену и начала по ней ползать.

«Как же ее мочкануть» – единственная мысль прочно засела в моей голове. Я понимала, что не смогу заснуть в комнате, где летает это. Да и за ребенка страшно. Вон Инга, опять сбросила с себя покрывало и дрыхнет, не подозревая, какие страсти собираются разворачиваться в комнате.

Я начала лихорадочно выдумывать оружие для «мочкануть». Это определенно должно быть что-то на длинной палке, потому что подтаскивать к месту нынешнего обитания осы стул и банально хлопнуть ее газетой у меня бы не хватило духа. А вдруг я промажу, будучи в столь опасной близи? Я помнила читанные в интернете жуткие истории о том, как люди пытались прибить ос, но если это не удавалось, твари свирепели еще больше и нападали на них со всей безжалостностью. Нет, газета не вариант. Так, думай, Вика, думай. О, палка со щеткой от пылесоса – вот наш вариант. Пытаюсь вытащить ее из под дивана, не получается: она застряла. Вспоминаю весь русский мат. Вдруг взгляд падает на Ингину лопатку, стоящую в коридоре. У нее сравнительно длинная ручка и плоский (как это сказать?) ковш, что ли? В общем, должно подойти. Я беру лопату, несколько раз глубоко дышу и подхожу к той стене, где обосновалась оса. Так, руки, не дрожите. Еще глубоко дышу и ступаю «ковшом» лопаты по стене и по осе.

Удар проходит вскользь. Оса, жужжа, падает за компьютерный столик, она явно все еще «в кондиции». «Ёпрст! – в отчаянии думаю я – Ну все, теперь она будет мстить». Не дожидаясь, когда тварь вылетит из-за стола, расправит крылья и, злобно жужжа, спикирует на меня из-под потолка, я хватаю спящего ребенка, телефон, закрываю дверь в комнату, где остался враг, и иду на кухню. Там в изнеможении сажусь на стул и пытаюсь трезво оценить ситуацию.

***

Через полчаса нам собираться в садик. Почти вся одежда осталась в комнате, хотя вон, вроде, в коридоре что-то сушиться, может, и наковыряю для ребенка футболку и шорты. А мне что надевать? И ладно, это еще полбеды. После садика, куда мы ходим на полдня, за нами приедет дедушка, и мы поедем в сад. А вещи, которые я вчера вечером собирала для выезда на природу, точно остались в комнате.

В отчаянии звоню мужу – он в командировке, 700 км от нас. «Срочно надевай трусы супермена и прилетай к нам, надо выгонять осу!» – требую я. Естественно, меня жестоко обламывают. Говорят, чтобы я взяла себя в руки, что единственный способ решить проблему – это зайти в комнату и грохнуть осу самой. Что это необходимо, потому что там наши вещи, что оса – это не оборотень и не «чужой», что ее поведение вполне прогнозируемо, что она не умеет развивать скорость ультразвукового самолета, что она никогда не приблизиться ко мне бесшумно, что она всегда будет держаться рядом с окном, где ее и можно подловить. В общем, из трубки мне раздается множество рациональных и здравых советов, которые, безусловно, и должен быть дать мужчина женщине, находящейся в полубессознательном состоянии, и слышать которые ей сейчас хочется меньше всего. «Скажи, – спрашиваю я, – может, у нас есть какой-нибудь газ, который можно набрызгать в комнату, и она подохнет?» – с ощущением безнадежности спрашиваю я. Мне говорят, что газа, конечно, нет, что у меня все получится и без него, и я кладу трубку. Да, кстати, если вот просто забаррикадировать осу в комнате на то время, пока мы будем в саду? Она же, наверное, загнется без еды и питья? Блин, но все равно придется заходить в комнату, чтобы закрыть дверь на балкон, а то вдруг ей на помощь прилетят другие осы, пока нас не будет. Да, и она еще такая жирная… а вдруг она самка и отложит в комнате яйца (или как они там размножаются)? Нет, нет, нет, нет!

Инга, лежащая у меня на коленях, проснулась. Несколько раз хныкнула, недовольно поморщилась. Я сказала, что в комнату прилетела оса – большая кусачая муха, и мы все, включая Рысю, ушли оттуда, чтобы она нас не покусала. Дочь всегда чувствует, когда мама боится, и становится очень взрослой и серьезной. Так было и в этот раз: не капризничала, лишних вопросов не задавала. Я дала ей баранку и пошла искать одежду.

Среди шмотья, которое сушилось в ванной и коридоре, я не нашла носки для Инги, и для меня не было совсем ничего. Да, как ни хотелось мне этого избежать, придется, видимо, проникать в комнату.

***

Я чуть-чуть приоткрыла дверь и прислушалась. Да, жужжит. Ладно, хотя бы по звуку можно понять, где она. Ну, по крайней мере, она явно не стережет меня рядом с дверью, это уже хорошо. Сканирую взглядом все свои девятнадцать с половиной квадратных метров. А, вон она – летает рядом с окном. Так, сейчас нужно осторожно добежать до комода, извлечь оттуда Ингин комбинезончик и носки. Вторая вылазка будет посвящена спасению моего платья из шкафа.

– Мама, а где оса? – оказывается, ребенок с кошкой уже просочились в комнату – Ой, вижу! –  в восторге взвизгивает Инга, глядя, как здоровая черная в полоску тварь отделяется от стены и летит в нашем направлении.

– Так, девочки, я что, разрешала вам заходить в комнату? – нервозно рявкаю я, хватаю Ингу и выставляю ее из комнаты, затем выкидываю в коридор кошку и закрываю дверь. Затем снова приоткрываю ее, и мы наблюдаем за осой через небольшую щелку.

И правда, она старается держаться у окна; даже если улетает в другой конец комнаты, потом все равно возвращается туда, где сквозь шторы пробивается свет. И летает не так уж и быстро.

– Мама, пусти меня, пожалуйста, в комнату, я хочу посмотреть осу! – требует неугомонный ребенок.

– Зай, она кусается, очень больно.

– Нет, не кусается! Она хорошая, она летает, как фея!

Я смотрю на осу, которая мечется по комнате в поисках выхода. Потом смотрю на дочку и понимаю, что, несмотря и вопреки, я верю в будущее человечества. Вот насколько все-таки дети бывают мудрее, тоньше, справедливее, чем взрослые! В самом деле, пока оса не сделала ей ничего плохого. Для нее это просто большая забавно жужжащая муха, с которой можно поиграть в догонялки, как с соседским мопсом. И вообще, я же сама ее учила, что со зверятами нужно дружить.

И вдруг жалко мне стало и себя, и осу. Себя – потому, что нельзя не жалеть взрослую и вроде бы неглупую тетю, который настолько испугалась большую (пусть и кусачую) муху, что подняла на уши весь дом, спряталась от нее на кухне и вообще ведет себя явно по-идиотски. А осу – потому, что из-за каких-то странных нейронных связей в мозгу этой тети ей предстоит умереть. Потому что открыть широко дверь балкона и выпустить ее на свободу тетя не может из-за того, что дверь забаррикадирована кучей хлама. Его можно разгрести, но тете страшно. Поэтому оса будет ликвидирована. Что ж, единственная надежда тети – если оса была хорошей осой, может быть, она возродиться в более благородном теле. Например, станет персидской кошкой, попадет в богатую семью и будет драть кожаные диваны, и не осознавая, что тем самым она мстит человечеству за свою гибель в предыдущем воплощении.

***

В щелку я продолжаю смотреть за осой. Вон она залетела под штору, вон вижу силуэт на оконном стекле. Я отправила Ингу на кухню пить сок (не нужно ей это видеть), глубоко подышала, взяла полотенце и направилась в комнату. Отодвигаю штору – да, вот она, тварь, мирно сидит на стекле балконной двери. Меня передергивает. Нет, все, пора. Я беру полотенце и со всей силы придавливаю им осу. Она жива, падает вниз на лежащую на полу гладильную доску, оказывается между металлической решеткой, представляющей собой основание доски, и тканью, которой обтянуто основание. Она злобно жужжит и пытается выбраться, у нее почти получается. Нет, если она сейчас вылезет, мне точно кранты. Я хватаю карандаш со стола и начинаю давить ее тупым концом. Останавливаюсь, когда она перестает дергаться.

Я заворачиваю труп убиенного врага в салфетку и спускаю в унитаз. Потом иду на кухню.

– Мама, где оса? – вопрошает ребенок.

– Улетела – отвечаю я и опускаюсь на стул. Нужно срочно выпить кофе.

– Это моя оса, да? Я хочу с ней играть! – заявляет ребенок.

– Хорошо, дорогая, только имей в виду, что она больно кусается, – устало повторяю я предостережение. В самом деле, не смогу же я ее защитить от всех ос мира. Пусть сама учится принимать решения, набивать себе шишки и залечивать волдыри от укусов.

Ах, детки-детки! И правда, многие вещи вовсе не так страшны, как кажутся вашим изможденным собственными неврозами и чужими фобиями родителям. Оставайтесь всегда такими же чуткими, справедливыми и бесстрашными, без навязанных жизнью, мамами и папами стереотипов – и лет через 30-40 на Землю вернется Золотой век.

Читать все блоги наших мастеров

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  1. metropolismr

    Лауреат конкурса домашних видео фильмов “Один день первоклашки”
    Дайте свою оценку, пожалуйста.

    Ответить
  • Добавить комментарий