Эриксоновский гипноз как метод психотерапии (заметки психолога)


Рубрику ведет Александра Шарапова, клинический психолог

Когда я впервые предлагаю своим клиентам попробовать поработать в гипнозе, у большинства я наблюдаю обычно шоковую реакцию на само слово “гипноз”. О нем часто говорится в популярных СМИ, но раскрывается тема в лучших случаях однобоко, а в худших – извращенно и не отражая сути процесса. Будучи мало осведомленными в этом вопросе, имея разные страхи, люди чувствуют небезопасность при привлечении в психотерапию гипнотических техник без дополнительного объяснения. Поскольку я считаю эриксоновский гипноз очень хорошим в работе инструментом, расскажем немного о самом гипнозе и рассмотрим возможности его использования в психотерапии.

Гипноз как явление знаком людям с давних времен, он был известен и в Египте, и на Востоке, затем появился в Европе в виде так называемого театрального гипноза. Дальнейшее развитие гипноз получил в Европе (XVIII в.), затем в трудах Джеймса Брейда, Жана Шарко. Из их работ вырос классический гипноз, который и по сей день применяется некоторыми врачами-психиатрами. Сегодня гипноз, особенно подход к гипнозу, разработанный Милтоном Эриксоном, является замечательным инструментом (с практически неограниченными возможностями) психотерапевта.

Несмотря на популярность самого гипноза и частое употребление в речи выражений “как загипнотизированный”, “я был как под гипнозом”, “гипнотическое влияние” и пр., точного и четкого определения такого туманного понятия, как гипноз, не существует. Вообще гипноз – это изменённое состояние сознания, одновременно сочетающее в себе признаки бодрствования и сна, предоставляющее бессознательному человека большую свободу активных действий (за счет обхождения фильтров критического мышления).

Многие представляют себе гипноз как особую ситуацию, непохожую на другие жизненные ситуации, будто это процедура, в которой гипнотизер говорит “расслабьтесь”, после чего клиент “засыпает”, а затем получает внушение. Но даже в классическом гипнозе и пациент, и гипнотизер некоторое время подстраиваются друг под друга. С помощью особых приемов и знаний физиологии активируется состояние глубокого транса, после чего гипнотизер передает свои “внушения”, требование конкретного желаемого поведения пациенту. Увы, этот вид гипноза не так эффективен и вариабелен, как гипноз эриксоновский; он подходит определенным людям, нуждающимся в жестких, директивных внушениях и не желающим брать на себя ответственность за свое состояние (сходил – загипнотизировали – здоров). К тому же эффект от него обычно кратковременный (психика гибко обходит “топорно” заброшенные идеи). Милтон Эриксон экспериментировал с этим видом гипноза и пришел к идеям о том, как вызвать собственно терапевтическое изменение внутри самого человека, само собой меняющее потом поведение. Слово “гипноз” в понимании М. Эриксона применяется к типу коммуникации между людьми. “Гипноз – это передача идей человеку таким образом, который позволяет ему быть наиболее восприимчивым и мотивирует его к использованию возможностей своего тела, физиологического и психологического реагирования и поведения” (М. Эриксон).

Прежде всего, когда мы говорим о гипнозе, мы говорим и о трансе. Само измененное состояние сознания человека называют трансом. Состояние транса знакомо каждому из нас, оно естественно, с трансом мы сталкиваемся несколько раз в день: когда ведем машину по знакомому маршруту, едем в метро, стоим на светофоре в ожидании зеленого сигнала. Человек может произвольно впадать в транс и выходить из него. В гипнозе создается, используется и углубляется состояние транса, чтобы с его помощью прийти к бессознательному клиента и работать с ним.

 Как человек в глубоком трансе выглядит со стороны?

Он не моргает, взгляд его фиксирован, зрачки расширены, глаза закрываются как бы сами собой, хотя могут и оставаться открытыми (у некоторых индивидуумов). Человек малоподвижен, речь его заторможена (но иногда в трансе он может произносить определенные слова и даже отвечать терапевту, хотя приходится для этого прилагать большие усилия). Мышцы человека, находящегося в трансе, расслаблены, в глубоком трансе человек может длительное время пребывать в неудобной позе и не замечать этого. Изменяется дыхание, замедляется пульс.

Что происходит с человеком, когда он в глубоком трансе?

Во время транса проявляется следующее:

• поглощенность переживаниями, концентрация на них (человек в трансе игнорирует происходящее вовне);

• спонтанное самопроявление (человек неспособен скрывать, обманывать, симулировать);

• восприятие без осмысления и логической критики (человек воспринимает идеи часто буквально, не способен оценивать идеи с точки зрения их абсурдности; перед глазами могут возникать разные абсурдные образы);

• готовность экспериментировать (в трансе из-за ослабления сознательного контроля человек может себе позволить мыслить шире);

• гибкость пространственно-временных ощущений, искажение времени (в трансе воспоминания, приходящие человеку, кажутся настоящими; ощущение длительности времени укорачивается);

• изменение сенсорных ощущений (трансовые переживания могут рождать разные феномены: восприятие несуществующих звуков, видений, запахов, ощущение тепла, голода, жажды… и даже изменение ритма сердечных сокращений);

• логика транса (активность бессознательного с его иррациональностью и абсолютной непредсказуемостью, невероятными нелогичными психическими связями во время транса возрастает, и оно диктует свои способы действия; поэтому со стороны слова гипнотерапевта могут показаться чушью);

• потеря памяти на происходившее в трансе (часто возникает сама по себе как “защитная” функция, чтобы сохранить проделанную работу и ее результат от вербализации, жесткой цензуры и обесценивания сознанием; иногда целенаправленно индуцируется гипнотерапевтом).

 Как же это удивительное состояние используется в психотерапии?

На самом общем уровне цель гипноза в психотерапии состоит в изменении поведения, сенсорных реакций и сознания другого человека. Вспомогательная цель – это расширение диапазона личного опыта: человеку помогают освоить новые способы мышления, чувствования и поведения. Гипнотизер стремится в коммуникации с человеком внести разнообразие и расширить диапазон его способностей, достичь новой, более объективной перспективы в восприятии существующей проблемы, позволяющей клиенту использовать свои навыки для более адекватной реакции на ситуацию.

В эриксоновском гипнозе, стало быть, оба – и клиент, и гипнотерапевт – активны во взаимодействии. Здесь поведение и цели как психотерапевта вообще, так и гипнотерапевта в частности почти идентичны. Основное отличие состоит в особом гипнотическом состоянии, способном увеличивать эффективность того, что психотерапевт говорит или делает, позволяя пациентам быть более восприимчивыми к собственному опыту и бессознательному восприятию, способностям и знаниям.

Задача клиента в эриксоновском гипнозе – испытать внутриличностные ощущения в контексте безопасного межличностного общения. Эти новые ощущения ведут к переобучению клиента, пониманию им сущности его проблем. Это само собой приводит к изменениям поведения, без усилия извне. А задачей гипнотерапевта является обеспечение клиенту тех особых условий, в которых он может испытать необходимые побуждающие ощущения. Задача непроста, особенно если учесть естественное стремление человека сопротивляться и изменениям, и попыткам посмотреть на себя, жизнь и поведение другими глазами.

То есть гипнотические техники служат созданию благоприятной обстановки, в которой пациентам даются инструкции, как им с наибольшей пользой для себя реализовывать возможности своего поведения. После этого все реакции субъекта будут проявляться в пределах данного нового контекста. И хотя гипноз отнюдь не всегда необходим для достижения терапевтических целей, он представляет собой инструмент, позволяющий существенно облегчить психотерапевтический процесс.

Это основное, что стоит знать об эриксоновском гипнозе с научной точки зрения. Посмотрим теперь на гипноз конкретнее: что именно и как происходит на сеансе?

В процессе создания доверительных и безопасных отношений в начале встречи гипнотерапевт определенным образом (чем лучше, тем успешнее результат) подстраивается к клиенту, его манере говорить и мыслить, его привычным способам реагирования. Затем гипнотерапевт, обозначив для себя и клиента запрос и конкретные задачи, постепенно, с помощью различных приемов, погружает клиента в состояние транса.

В это время клиент становится внешне более пассивен, поскольку перестает следить за внешней обстановкой и погружается в свою внутреннюю реальность, тогда как гипнотерапевт начинает собственно работу, опираясь на сигналы обратной связи, подаваемые клиентом. Он может рассказывать различные истории (поэтому эриксоновский гипноз иногда определяют как “рассказывание историй”), включающие в себя определенные образы, чувства, элементы воспоминаний клиента, и с помощью метафор предлагать бессознательному клиента какие-то новые гипотезы или варианты поведения. Очень трудно описать суть процесса гипнотерапии, потому что это, во-первых, творчество, во-вторых, немножко волшебство. Метафоры, работа семантики и многозначности используемых слов, поле контекста, отслеживание и реагирование (обязательно!) на микросигналы, которые подает клиент, могут приводить к совершенно неожиданным результатам как клиента, так и терапевта. Оба участника процесса гипноза доверяют мудрости бессознательного клиента, которое всегда проводит (при направлении и сопровождении гипнотерапевта) ту работу, которая важнее и нужнее всего в данный момент. Когда по определенным сигналам терапевт догадывается, что работа завершена, он помогает клиенту мягко “вернуться” в обычное состояние, выводит его из транса. И завершающим встречу этапом бывает обсуждение переживаний, имевших место в трансе, и озвучивание клиентом каких-либо выводов о себе.

Наиболее популярные вопросы о гипнозе (эриксоновский вариант):

1. Теряется ли в гипнозе сознание?
– Нет, его влияние ослабевает и периодически то растет снова, то уменьшается. Человек всегда слышит, что ему говорят.
2. Гипнотизер подчиняет себе клиента?
– Нет, человек не находится под властью гипнотизера, а доверяет ему.
3. Правда ли, что в глубоком трансе в человеке открывается его скрытая, «темная» сторона?
– Нет! Ничего сверхъестественного в гипнозе не происходит.
4. Верно ли, что если под гипнозом вспомнить травматическое событие, то это решит проблему?
– К сожалению, нет, хотя ранние психоаналитики думали так. Вспомнить – не значит проработать и пережить с новыми исходами.
5. Все-таки гипноз – это активное или пассивное состояние?
– Гипноз – это активизация внутренних состояний. Конечно, при этом имеет место быть некоторое торможение внешних реакций клиента.
6. Правда ли, что многие люди негипнабельны?
– Нет, гипнозу поддается большинство людей. Если вас не смогли загипнотизировать на сеансе, значит, либо гипнотизер не нашел индивидуального ключа к вашему пути в транс, либо вы все же были в гипнозе, но не хотите этого признавать (случается довольно часто).
7. Если гипнотизер управляет процессом, сопротивляться ему невозможно?
– Даже находясь в глубоком трансе, человек по-прежнему способен сопротивляться. Если он подает какие-либо сигналы, свидетельствующие о неблагополучии, гипнотизер это сразу увидит и не будет дальше развивать процесс.
8. Всегда ли нужно специальное «выведение» из гипноза? Это какие-то волшебные слова?
– Самые обыкновенные, адекватные слова. Все зависит от индивидуального процесса. Вообще человек может выйти из транса самостоятельно и даже по своему желанию. Но использовать постепенное, мягкое выведение с терапевтической точки зрения удобнее, человек может с комфортной ему скоростью, завершив все процессы внутри себя, вернуться в обычное состояние сознания.
9.Можно ли использовать гипноз, например, для восстановления деталей давно минувшего события, для дачи свидетельских показаний, реально ли «вытащить» из бессознательного не замеченные сознанием факты?
– К сожалению (или счастью?), нет. Было установлено, что в попадающие в бессознательное факты почти всегда подвергаются «творческой доработке». Отличить правду от неумышленного вымысла невозможно.
10. Правда ли, что человек в гипнозе будет делать вещи, неприемлемые для него в сознании?
– Не совсем так. Гипноз расширяет диапазон поведения, и при очень большом желании, конечно, можно заставить человека сделать что-то удивительное, но если это будет противоречить его моральным принципам, то это внушение будет отвергнуто, психика заботится об этом.

Итак, гипноз не стоит использовать для прямого внушения или требования от человека желаемых изменений в личности, эмоциях и поведении. Такой подход обычно бывает бесполезным или же вызывает в лучшем случае лишь кратковременные изменения. Гораздо эффективнее использовать его для стимулирования процесса обучения и для психотерапевтической трансформации, необходимой, для того чтобы желаемые изменения происходили естественным образом и были долговременными. Все изменения в структуре личности, в представлениях, эмоциях или поведении должны быть следствием обучения, возникающего во время гипноза, а не прямым результатом конкретного гипнотического внушения.

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  • Добавить комментарий