С психологом к ребенку – когда и зачем?


Если вас в течении достаточно длительного промежутка времени беспокоит что-то в поведении или состоянии своего ребенка, вполне логична мысль обратиться за помощью к специалисту. Но как выбрать того, кто будет эффективен именно в вашем случае?

Каковы нюансы психологической и терапевтической работы с детьми? Об этом рассказывает Александра Шарапова, клинический психолог. Этой публикацией мы начинаем серию интервью, посвященных различным методикам и направлениям в психотерапии и психокоррекции детей и взрослых.

– Александра, проясните немного ситуацию среднестатистическому родителю без специального образования. Существуют психологи, психотерапевты, психиатры, психоаналитики. В чем разница между ними, и в каких случаях чья помощь будет более эффективной?

- Разница между психологом, психотерапевтом, психиатром, психоаналитиком достаточно большая:

Психиатр – врач по образованию, занимается в основном медикаментозным лечением серьезных клинических диагнозов с набором конкретных, изученных симптомов – шизофрения, эпилепсия, депрессивные расстройства и расстройства личности, некоторые виды тяжелых неврозов. Бояться его не надо, и на консультацию стоит всегда прийти в случае, если симптомы, возникшие у вас\ваших детей, пугают вас своей неадекватностью. Если вы пришли не по адресу, врач отправит вас к психотерапевту или психологу. Психотерапевт – в нашей, российской, традиции – тоже врач, часто психиатр, прошедший специальную подготовку по психотерапии, если честно, подготовку не очень ОБШИРНУЮ. В западной традиции – любой психолог, занимающийся психотерапией.

Психолог – собственно, тот, кто не попадает ни в одну вышеназванную категорию. Человек с психологическим образованием. Учитывая особенности последнего в России, основную ценность для психолога имеет дополнительное образование, всевозможные курсы, тренинги и учебы. Спектр запросов клиентов психолога очень широк, от конкретных (страх самолетов) до очень общих (личностный рост). Чаще всего психологическая работа ведется с эмоциональной сферой клиента, – его чувствами, а также с внутренними установками, убеждениями и их влиянием на жизнь человека и его отношения с людьми. Психоаналитик это психолог, получивший дополнительный диплом психоаналитика (психоанализ, начавшийся с Фрейда, претерпел сейчас много изменений, но все равно представляет собой парадигму психотерапии с конкретными задачами, методами и взглядами. Одной из базовых посылок является то, что нарушения личности исходят из нарушений в детском опыте, на 1 году жизни, из взаимодействия с матерью).

- Отличается ли как-то процесс подготовки детских психологов от специалистов иного профиля?

- У нас нет государственного психологического образования по специальности «детский психолог», то есть детские психологи изучают все то, что и обычные, плюс несколько спецкурсов по детскому развитию и методикам, используемым при работе с детьми. Но психолог может дополнительно проучиться и получить диплом специалиста по арт-терапии, сказкотерапии, песочной терапии, и пр.

– Хорошо, давайте немного подытожим, кто какие проблемы решает.  Психиатр и психотерапевт – это, условно говоря, “околомедицинские” показания, сложные случаи. А каковы «показания» для обращения к детскому психологу?

- Каждый человек сам определяет степень сложности своих проблем и проблем своего ребенка, и время обращения за психологической помощью. В российской традиции эта ветвь социальных услуг только развивается, поэтому люди часто еще попросту «боятся» психологов, ожидая тех самых «показаний» до последнего момента или направлений от врача. Хотя «показание» может быть только одно: неудовлетворенность своей жизнью и желание ее изменить.

– В таком случае, задам вопрос по-другому: что чаще всего нужно родителям от детского психолога?

- Чаще всего, конечно, к детскому психологу обращаются с какими-то «проблемными» вопросами, – нарушения поведения у ребенка и трудности обучения в школе, как бы грустно это не звучало. Важными «показаниями» являются нарушения эмоционального фона – длительное снижение настроения или высказываемые идеи депрессивного или агрессивного содержания, сложная семейная ситуация и проблемы взаимодействия с родителями или одним из них (даже отсутствующим по факту), трудности контакта со сверстниками или учителями, излишняя тревожность ребенка, или, опять же, симптомы со стороны организма – частые болезни, аллергии, и другие заболевания с высоким значением психического компонента в основе. Чаще всего, все это и ведет к нарушениям поведения и снижению успеваемости, в первую очередь замечаемых родителями.

– И как выстраивается взаимодействие ребенка и психолога?

- Взаимодействие с ребенком происходит через игру, интерпретируемую психологом (необходимо, чтобы психолог владел этим методом). Особым образом организованная, она может быть диагностической и терапевтической, нести в себе отыгрывание совсем недетских проблем и в то же время быть ресурсной и преобразующей опыт ребенка. Также применяются разнообразные творческие методики, – рисование, лепка, кукольный театр и сочинение сказок, игры песком, с пуговицами… – здесь все зависит от арсенала средств детского психолога, к которому вы привели своего ребенка. Если ребенок не имеет интеллектуальных нарушений, его речевые способности вторичны в кабинете психолога, поскольку мышление у детей символическое, а значит, более диагностичными и продуктивными будут невербальные методы – опять же игра, рисунок, лепка, песок и т.д.

При всем этом «предметном» разнообразии главным в процессе психотерапии также остается само взаимодействие с ребенком. Здесь важно все: голос, мимика, верная интерпретация происходящего и конечно умение завоевать доверие маленького человека и помочь ему отыскать его собственный выход из тех трудностей, в которых он оказался.

- Мы сейчас говорим про школьников и старших дошкольников, а если взять совсем малышей? Кстати, вообще, какова нижняя возрастная граница детей, которых готов «вести» психолог?

- Известный психолог-психоаналитик Мелани Кляйн называла возраст 2 года. Но в России в нашей сегодняшней ситуации, в связи с недостатком целенаправленно обученных детских психологов-специалистов, думаю, стоит вести ребенка к психологу лет с 4-5ти. К этому возрасту формируются основные личностные структуры, а ребенок может полноценно взаимодействовать со взрослым как самостоятельная, хоть и формирующаяся, личность. Дети 5 лет довольно четко могут отразить, что с ними или их семьей «не так», и даже представить вариант желаемого улучшения.

– Ну, а что делать родителям грудничков, которых что-то беспокоит в поведении ребенка? Такое же бывает очень часто, можно зайти на любой родительский форум и убедиться…

- Если у вас проблемы с семимесячным ребенком, вполне нормально и даже приветствуется пойти к психологу САМОМУ, поскольку первый год жизни малыша – едва ли не самый важный этап развития личности. В это время формируются и базовое доверие к миру, и ощущение безопасности, и нормальное взаимодействие с людьми, и первое ощущение Я. Нарушения на этом этапе могут иметь далеко идущие последствия (к счастью, редко в клиническом смысле, – но ведь все мы хотим, чтобы наши дети были счастливы).

– Вообще, каковы “показания” для обращения к психологу родителей самых маленьких деток?

- Поведенческие трудности – скорее, как симптом, не как самоцель консультации, сложная семейная ситуация, сниженное настроение, свои заморочки по поводу ребенка (вина, вспышки агрессии, необъяснимая тревога за ребенка, ощущение что ребенок слишком “цепляется” за маму или слишком отдалился от нее). Не помешает консультация психолога и при стабильных нарушениях иммунитета.

– Получается, что «работа» с ребенком в возраста до 3-4 лет – это, в первую очередь, работа с его семейным окружением?

- По сути, да. Маленький ребенок всеми своими трудностями реагирует на окружение, поскольку он еще просто недостаточно дистанцирован от семьи, все его интересы и авторитетные фигуры – в семье. По этому поводу хорошо пишет Д.Боулби в книге “Создание и разрушение эмоциональных связей”. Да и если брать детей более старшего возраста, безусловно, эффективность работы с ними напрямую зависит от работы с окружением, поскольку ребенок является «барометром» семейной ситуации. Если психолог и ребенок достигли вместе какого-то прогресса, а важные для ребенка люди за стенами кабинета психолога продолжают вести себя по-прежнему, с прежними ошибками взаимодействия (например, снова не учитывают его потребности или продолжают ссориться и унижать друг друга), у ребенка снова есть причина для неблагополучия.

Поэтому, работая с ребенком, психологи так или иначе находят время для общения с матерью или остальными членами семьи. Мамы, думая, что им будут рассказывать «секреты», которые поведал психологу ребенок, обычно охотно идут на контакт, и часто соглашаются, при осознании серьезности ситуации, на индивидуальную психологическую работу. Это, конечно, идеальный для психологического здоровья ребенка вариант – хотя бы краткосрочная терапия для хотя бы одного из родителей. Иногда оказывается достаточно двух-трех встреч, на которых обсуждается не столько психологическое состояние ребенка, сколько реальное и желаемое поведение родителей, уточняются некоторые воспитательные моменты, обсуждается будущая реакция на предъявляемые ребенком симптомы или поведение.

– Исходя из вашего рассказа, получается, что детский психолог должен обладать еще и компетенциями семейного?

- Не совсем, специалист в области семейной психологии использует несколько более широкий и независимый взгляд и работает с целой семьей, как с системой. Его методы и цели существенно отличаются от методов и целей работы детского психолога, и обычно приводят к большим изменениям в семье. Вообще, мое мнение, что хороший семейный психолог – это редкий дар.

Детский психолог во главу угла ставит все-таки состояние своего маленького клиента, и рассматривает семью уже опосредованно в связи с ним. Детский психолог не будет «ворошить» абсурдные семейные традиции или проблемы в отношениях между мамой и бабушкой, если ребенок реагирует сейчас не на них. Семейный же психолог будет разбираться во всем, что мешает семье функционировать нормально. Работа детского психолога с родственниками чаще представляет собой индивидуальное консультирование родителей в отношении их личных трудностей и некоторых аспектов их взаимодействия друг с другом.

– Каковы критерии того, что работа психолога с ребенком была эффективной?

- Снижение внутреннего напряжения, проработка внутреннего конфликта, уменьшение агрессивного поведения, снижение тревожности, появление нормальных для ребенка эмоциональных реакций, улучшение отношений со значимыми для него взрослыми.

– Кстати, еще вопрос о поведении и вообще самоощущении ребенка. Многие родители вообще не знают, какое поведение и какие проявления самочувствия ребенка считать «нормальными». Вот, например, если ребенок плохо спит ночью, у него плохой аппетит, чрезмерная активность, пассивность, застенчивость? Как провести грань между «индивидуальной особенностью» и «психологической проблемой»?

- Если родители не знают, является ли поведение ребенка нормальным, это уже может говорить о их отношениях. Часто ориентация на общественное мнение, советы «бывалых» мам и форумчанок, давление родственников и статьи психологов в журналах создают в голове родителя некое усредненное понятие «нормы». И обычно ребенок, в силу индивидуальных особенностей, не входит в эти рамки, чем вызывает беспокойство, напряжение, злость, потом бессилие родителей (по нарастающей). Поэтому есть определенный процент детей, которых вталкивают в кабинет психолога без надобности, когда терапия нужна маме в отношении принятия своего ребенка таким, какой он есть.

Основным критерием по-прежнему остается психологическое благополучие самого ребенка. Если определенное поведение, эмоциональные реакции, привычки делают его самого несчастным и менее успешным в жизни, мешают ему, – это «психологическая проблема». Если нет – индивидуальная особенность. Сомневающимся родителям можно посоветовать сначала прийти самим к детскому психологу и рассказать о том, что им кажется проблемным в поведении ребенка, и вместе со специалистом решить, кто нуждается в коррекции и в какой именно.

– Есть ли возможности после определенной совместной работы психологу «настроить» семью так, чтобы ее члены научились решать проблемы (в том числе и проблемы своего ребенка) самостоятельно? Входит ли это в число его задач?

- Разумеется, да. Это и есть мастерство психолога – не изменить людей, а помочь им измениться, выработать новые способы взаимодействия друг с другом и новые решения возникающих проблем, за пределами психологического кабинета. Обычно хорошая работа ведет за собой целую цепь перемен в жизни семьи, но, конечно, только от клиентов зависит, как они будут использовать новые знания и навыки, и как встретят новые трудности.

Тема следующего интервью: комплекс Эдипа, поведение ребенка и родителей в эдиповой фазе

Если вас в течении достаточно длительного промежутка времени беспокоит что-то в поведении или состоянии своего ребенка, вполне логично может возникнуть мысль обратиться за помощью к специалисту. Но как выбрать того, кто будет эффективен именно ввашем случае? Каковы нюансы психологической и терапевтическойработы с детьми? Об этом рассказывает Александра Шарапова, клинический психолог.

Александра, проясните немного ситуацию среднестатистическому родителю без специального образования. Существуют психологи, психотерапевты, психиатры, психоаналитики. В чем разница между ними, и в каких случаях чья помощь будет более эффективной?

Разница (же) между психологом, психотерапевтом, психиатром, психоаналитиком достаточно большая:

Психиатр- врач по образованию, занимается в основном медикаментозным лечением серьезных клинических диагнозов с набором конкретных, изученных симптомов – шизофрения, эпилепсия, депрессивные расстройства и расстройства личности, некоторые виды тяжелых неврозов. Бояться его не надо, и на консультацию стоит всегда прийти в случае, если симптомы, возникшие у вас\ваших детей, пугают вас своей неадекватностью. Если вы пришли не по адресу, врач отправит вас к психотерапевту или психологу. Психотерапевт – в нашей, российской, традиции – тоже врач, часто психиатр, прошедший специальную подготовку по психотерапии, если честно, подготовку не очень ОБШИРНУЮ. В западной традиции – любой психолог, занимающийся психотерапией.

Психолог – собственно, тот, кто не попадает ни в одну вышеназванную категорию. Человек с психологическим образованием. Учитывая особенности последнего в России,основную ценность для психолога имеет дополнительное образование, всевозможные курсы, тренинги и учебы. Спектр запросов клиентов психолога очень широк, от конкретных (страх самолетов) до очень общих (личностный рост). Чаще всего психологическая работа ведется с эмоциональной сферой клиента, – его чувствами, а также с внутренними установками, убеждениями и их влиянием на жизнь человека и его отношения с людьми. Психоаналитик это психолог, получивший дополнительный диплом психоаналитика (психоанализ, начавшийся с Фрейда, претерпел сейчас много изменений, но все равно представляет собой парадигму психотерапии с конкретными задачами, методами и взглядами. Одной из базовых посылок является то, что нарушения личности исходят из нарушений в детском опыте, на 1 году жизни, из взаимодействия с матерью).

В чемтовки именно детского психолог заключается процесс подгоа?

У нас нет государственного психологического образования по специальности «детский психолог», то есть детские психологи изучают все то, что и обычные, плюс несколько спецкурсов по детскому развитию и методикам, используемым при работе с детьми. Но психолог может дополнительно проучиться и получить диплом специалиста по арт-терапии, сказкотерапии,песочной терапии, и пр.

Получается, для того, чтобы отправить ребенка к психиатру или психотерапевту, нужны какие-то, условно говоря, околомедицинские показания? А каковы «показания» для обращения к детскому психологу?

Каждый человек сам определяет степень сложности своих проблем и проблем своего ребенка, и время обращения за психологической помощью. В российской традиции эта ветвь социальных услуг только развивается, поэтому люди частоеще попросту «боятся» психологов, ожидая тех самых «показаний» до последнего момента или направлений от врача. Хотя «показание» может быть только одно: неудовлетворенность своей жизнью и желание ее изменить.

Ну, а чаще всего, что нужно родителям от детского психолога?

Чаще всего, конечно, к детскому психологу обращаются с какими-то «проблемными» вопросами, – нарушения поведения у ребенкаи трудности обучения в школе, как бы грустно это не звучало. Важными «показаниями» являются нарушения эмоционального фона – длительное снижение настроения или высказываемые идеи депрессивного или агрессивного содержания, сложная семейная ситуация и проблемы взаимодействия с родителями или одним из них (даже отсутствующим по факту), трудности контакта со сверстниками или учителями, излишняя тревожность ребенка, или, опять же, симптомы со стороны организма – частые болезни, аллергии, и другие заболевания с высоким значением психического компонентав основе. Чаще всего, все это и ведет к нарушениям поведения и снижению успеваемости, в первую очередь замечаемых родителями.

И как выстраивается взаимодействие ребенка и психолога?

Взаимодействие с ребенком происходит через игру, интерпретируемую психологом (необходимо, чтобы психолог владел этим методом). Особым образом организованная, она может быть диагностической и терапевтической, нести в себе отыгрывание совсем недетских проблем и в то же время быть ресурсной и преобразующей опыт ребенка. Также применяются разнообразные творческие методики, – рисование, лепка, кукольный театр и сочинение сказок, игры песком, с пуговицами… – здесь все зависит от арсенала средств детского психолога, к которому вы привели своего ребенка. Если ребенок не имеет интеллектуальных нарушений, его речевые способности вторичны в кабинете психолога, поскольку мышлениеу детейсимволическое, а значит, более диагностичными и продуктивными будут невербальные методы – опять жеигра, рисунок, лепка, песок и т.д.

При всем этом «предметном» разнообразии главным в работе детского психолога также остается само взаимодействие с ребенком. Здесь важно все: голос, мимика, верная интерпретация происходящего и конечно умение завоевать доверие маленького человека и помочь ему отыскать его собственный выход из тех трудностей, в которых он оказался.

Мы сейчас говорим про школьников и старших дошкольников, а если взять совсем малышей? Кстати, вообще, какова нижняя возрастная граница детей, которых готов «вести» психолог?

Известный психолог-психоаналитик Мелани Кляйн называла возраст 2 года. Но в России в нашей сегодняшней ситуации, в связи с недостатком целенаправленно обученных детских психологов-специалистов, думаю, стоит вести ребенка к психологу лет с 4-5ти. К этому возрасту формируются основные личностные структуры, а ребенок может полноценно взаимодействовать со взрослым как самостоятельная, хоть и формирующаяся, личность. Дети 5 лет довольно четко могут отразить, что с ними или их семьей «не так», и даже представить вариантжелаемого улучшения.

Ну, а что делать родителям грудничков, которых что-то беспокоит в поведении ребенка? Такое же бывает очень часто, можно зайти на любой родительский форум и убедиться…

Если у тебя проблемы с 7месячным ребенком – вполне нормально и даже приветствуется пойти к психологу САМОМУ, поскольку первый год жизни малыша – едва ли не самый важный этап развития личности. В это время формируются и базовое доверие к миру, и ощущение безопасности, и нормальное взаимодействие с людьми, и первое ощущение Я. Нарушения на этом этапе могут иметь далеко идущие последствия (к счастью, редко в клиническом смысле, – но ведь все мы хотим, чтобы наши дети были счастливы).

Вообще, каковы “показания” для обращения к психологу родителей самых маленьких деток?

Поведенческие трудности – скорее, как симптом, не как самоцель консультации, сложная семейная ситуация, сниженное настроение, свои заморочки по поводу ребенка (вина, вспышки агрессии, необъяснимая тревога за ребенка, ощущение что ребенок слишком “цепляется” за маму или слишком отдалился от нее). Не помешает консультация психолога и при стабильных нарушениях иммунитета.

Получается, что «работа» с ребенком в возраста до 3-4 лет – это, в первую очередь, работа с его семейным окружением?

- По сути, да. Маленький ребенок всеми своими трудностями реагирует на окружение, поскольку он еще просто недостаточно дистанцирован от семьи, все его интересы и авторитетные фигуры  – в семье. По этому поводу хорошо пишет Д.Боулби в книге “Создание и разрушение эмоциональных связей”. Да и если брать детей более старшего возраста, безусловно, эффективность работы с ними напрямую зависит от работы с окружением, поскольку ребенок является «барометром» семейной ситуации.Если психолог и ребенок достигли вместе какого-то прогресса, а важные для ребенка люди за стенами кабинета психолога продолжают вести себя по-прежнему, с прежними ошибками взаимодействия (например, снова не учитывают его потребности илипродолжают ссориться и унижать друг друга), у ребенка снова есть причинадлянеблагополучия.

Поэтому, работая с ребенком, психологи так или иначе находят время для общения с матерью или остальными членами семьи. Мамы, думая, что им будут рассказывать «секреты», которые поведал психологу ребенок, обычно охотно идут на контакт, и часто соглашаются, при осознании серьезности ситуации, на индивидуальную психологическую работу. Это, конечно, идеальный для психологического здоровья ребенка вариант – хотя бы краткосрочная терапия для хотя бы одного из родителей. Иногда оказывается достаточно двух-трех встреч, на которых обсуждается не столько психологическое состояние ребенка, сколькореальное и желаемое поведение родителей, уточняются некоторые воспитательные моменты, обсуждается будущая реакция на предъявляемые ребенком симптомы или поведение.

Исходя из вашего рассказа, детский психолог должен обладать еще и компетенциями семейного?

Не совсем, семейный психолог использует несколько более широкий и независимый взгляд и работает с целой семьей, как с системой. Его методы и цели существенно отличаются от методов и целей работы детского психолога, и обычно приводят к большим изменениям в семье. Вообще, мое мнение, чтохороший семейный психолог – это редкий дар.

Детский психолог во главу угла ставит все-таки состояние своего маленького клиента, и рассматривает семью уже опосредованно в связи с ним. Детский психолог не будет «ворошить» абсурдные семейные традиции или проблемы в отношениях между мамой и бабушкой, если ребенок реагирует сейчас не на них. Семейный же психолог будет разбираться во всем, что мешает семье функционировать нормально. Работа детского психолога с родственниками чаще представляет собой индивидуальное консультирование родителей в отношении их личных трудностей и некоторых аспектов их взаимодействия друг с другом.

Каковы критерии того, что работа психолога с ребенком была эффективной?
- Снижение внутреннего напряжения,проработка внутреннего конфликта, уменьшение агрессивного поведения, снижение тревожности, появление нормальных для ребенка эмоциональных реакций, улучшение отношений со значимымидля него взрослыми.

Кстати, еще вопрос о поведении и вообще самоощущении ребенка. Многие родители вообще не знают, какое поведение ребенка считать «нормальным», и какие проявления его самочувствия. Вот, например, плохой сон, плохой аппетит, чрезмерная активность, пассивность, застенчивость? Как провести грань между «индивидуальной особенностью» и «психологической проблемой»?

Если родители не знают, является ли поведение ребенка нормальным, это уже может говорить о их отношениях. Часто ориентация на общественное мнение, советы «бывалых» мам и форумчанок, давление родственников и статьи психологов в журналах создают в голове родителя некое усредненное понятие «нормы». И обычно ребенок, в силу индивидуальных особенностей, не входит в эти рамки, чем вызывает беспокойство, напряжение, злость, потом бессилие родителей (по нарастающей). Поэтому есть определенный процент детей, которых вталкивают в кабинет психолога без надобности, когда терапия нужна маме в отношении принятия своего ребенка таким, какой он есть.

Основным критерием по-прежнему остается психологическое благополучие самого ребенка. Если определенное поведение, эмоциональные реакции, привычки делают его самого несчастным и менее успешным в жизни, мешают ему, – это «психологическая проблема». Если нет – индивидуальная особенность.

Если ребенок приведен насильно, и психолог видит поле для взаимодействия, первые несколько встреч будут отведены только на возникновение доверительного контакта и постановку задачи для их совместной работы. Вообще, психолог всегда старается найти или создать интерес к занятиям даже у самого маленького клиента. Никто не будет по просьбе мамы «повышать самооценку» ребенку, который на первой же встрече поведал, что боится засыпать один в темноте.

Ну и,конечно,можно посоветовать сомневающимсяродителям сначала прийти самим к детскому психологу и рассказать о том, что им кажется проблемным в поведении ребенка, и вместе со специалистом решить, кто нуждается в коррекции и в какой именно.

Есть ли возможности после определенной работы «настроить» семью так, чтобы ее члены научились решать проблемы (в том числе и проблемы своего ребенка) самостоятельно? Входит ли это в чи

Если вас в течении достаточно длительного промежутка времени беспокоит что-то в поведении или состоянии своего ребенка, вполне логично может возникнуть мысль обратиться за помощью к специалисту. Но как выбрать того, кто будет эффективен именно в вашем случае? Каковы нюансы психологической и терапевтической работы с детьми? Об этом рассказывает Александра Шарапова, клинический психолог.

Александра, проясните немного ситуацию среднестатистическому родителю без специального образования. Существуют психологи, психотерапевты, психиатры, психоаналитики. В чем разница между ними, и в каких случаях чья помощь будет более эффективной?

Разница (же) между психологом, психотерапевтом, психиатром, психоаналитиком достаточно большая:

Психиатр – врач по образованию, занимается в основном медикаментозным лечением серьезных клинических диагнозов с набором конкретных, изученных симптомов – шизофрения, эпилепсия, депрессивные расстройства и расстройства личности, некоторые виды тяжелых неврозов. Бояться его не надо, и на консультацию стоит всегда прийти в случае, если симптомы, возникшие у вас\ваших детей, пугают вас своей неадекватностью. Если вы пришли не по адресу, врач отправит вас к психотерапевту или психологу. Психотерапевт – в нашей, российской, традиции – тоже врач, часто психиатр, прошедший специальную подготовку по психотерапии, если честно, подготовку не очень ОБШИРНУЮ. В западной традиции – любой психолог, занимающийся психотерапией.

Психолог – собственно, тот, кто не попадает ни в одну вышеназванную категорию. Человек с психологическим образованием. Учитывая особенности последнего в России, основную ценность для психолога имеет дополнительное образование, всевозможные курсы, тренинги и учебы. Спектр запросов клиентов психолога очень широк, от конкретных (страх самолетов) до очень общих (личностный рост). Чаще всего психологическая работа ведется с эмоциональной сферой клиента, – его чувствами, а также с внутренними установками, убеждениями и их влиянием на жизнь человека и его отношения с людьми. Психоаналитик это психолог, получивший дополнительный диплом психоаналитика (психоанализ, начавшийся с Фрейда, претерпел сейчас много изменений, но все равно представляет собой парадигму психотерапии с конкретными задачами, методами и взглядами. Одной из базовых посылок является то, что нарушения личности исходят из нарушений в детском опыте, на 1 году жизни, из взаимодействия с матерью).

В чемтовки именно детского психолог заключается процесс подгоа?

У нас нет государственного психологического образования по специальности «детский психолог», то есть детские психологи изучают все то, что и обычные, плюс несколько спецкурсов по детскому развитию и методикам, используемым при работе с детьми. Но психолог может дополнительно проучиться и получить диплом специалиста по арт-терапии, сказкотерапии, песочной терапии, и пр.

Получается, для того, чтобы отправить ребенка к психиатру или психотерапевту, нужны какие-то, условно говоря, околомедицинские показания? А каковы «показания» для обращения к детскому психологу?

Каждый человек сам определяет степень сложности своих проблем и проблем своего ребенка, и время обращения за психологической помощью. В российской традиции эта ветвь социальных услуг только развивается, поэтому люди часто еще попросту «боятся» психологов, ожидая тех самых «показаний» до последнего момента или направлений от врача. Хотя «показание» может быть только одно: неудовлетворенность своей жизнью и желание ее изменить.

Ну, а чаще всего, что нужно родителям от детского психолога?

Чаще всего, конечно, к детскому психологу обращаются с какими-то «проблемными» вопросами, – нарушения поведения у ребенка и трудности обучения в школе, как бы грустно это не звучало. Важными «показаниями» являются нарушения эмоционального фона – длительное снижение настроения или высказываемые идеи депрессивного или агрессивного содержания, сложная семейная ситуация и проблемы взаимодействия с родителями или одним из них (даже отсутствующим по факту), трудности контакта со сверстниками или учителями, излишняя тревожность ребенка, или, опять же, симптомы со стороны организма – частые болезни, аллергии, и другие заболевания с высоким значением психического компонента в основе. Чаще всего, все это и ведет к нарушениям поведения и снижению успеваемости, в первую очередь замечаемых родителями.

И как выстраивается взаимодействие ребенка и психолога?

Взаимодействие с ребенком происходит через игру, интерпретируемую психологом (необходимо, чтобы психолог владел этим методом). Особым образом организованная, она может быть диагностической и терапевтической, нести в себе отыгрывание совсем недетских проблем и в то же время быть ресурсной и преобразующей опыт ребенка. Также применяются разнообразные творческие методики, – рисование, лепка, кукольный театр и сочинение сказок, игры песком, с пуговицами… – здесь все зависит от арсенала средств детского психолога, к которому вы привели своего ребенка. Если ребенок не имеет интеллектуальных нарушений, его речевые способности вторичны в кабинете психолога, поскольку мышление у детей символическое, а значит, более диагностичными и продуктивными будут невербальные методы – опять же игра, рисунок, лепка, песок и т.д.

При всем этом «предметном» разнообразии главным в работе детского психолога также остается само взаимодействие с ребенком. Здесь важно все: голос, мимика, верная интерпретация происходящего и конечно умение завоевать доверие маленького человека и помочь ему отыскать его собственный выход из тех трудностей, в которых он оказался.

Мы сейчас говорим про школьников и старших дошкольников, а если взять совсем малышей? Кстати, вообще, какова нижняя возрастная граница детей, которых готов «вести» психолог?

Известный психолог-психоаналитик Мелани Кляйн называла возраст 2 года. Но в России в нашей сегодняшней ситуации, в связи с недостатком целенаправленно обученных детских психологов-специалистов, думаю, стоит вести ребенка к психологу лет с 4-5ти. К этому возрасту формируются основные личностные структуры, а ребенок может полноценно взаимодействовать со взрослым как самостоятельная, хоть и формирующаяся, личность. Дети 5 лет довольно четко могут отразить, что с ними или их семьей «не так», и даже представить вариант желаемого улучшения.

Ну, а что делать родителям грудничков, которых что-то беспокоит в поведении ребенка? Такое же бывает очень часто, можно зайти на любой родительский форум и убедиться…

Если у тебя проблемы с 7месячным ребенком – вполне нормально и даже приветствуется пойти к психологу САМОМУ, поскольку первый год жизни малыша – едва ли не самый важный этап развития личности. В это время формируются и базовое доверие к миру, и ощущение безопасности, и нормальное взаимодействие с людьми, и первое ощущение Я. Нарушения на этом этапе могут иметь далеко идущие последствия (к счастью, редко в клиническом смысле, – но ведь все мы хотим, чтобы наши дети были счастливы).

Вообще, каковы “показания” для обращения к психологу родителей самых маленьких деток?

Поведенческие трудности – скорее, как симптом, не как самоцель консультации, сложная семейная ситуация, сниженное настроение, свои заморочки по поводу ребенка (вина, вспышки агрессии, необъяснимая тревога за ребенка, ощущение что ребенок слишком “цепляется” за маму или слишком отдалился от нее). Не помешает консультация психолога и при стабильных нарушениях иммунитета.

Получается, что «работа» с ребенком в возраста до 3-4 лет – это, в первую очередь, работа с его семейным окружением?

- По сути, да. Маленький ребенок всеми своими трудностями реагирует на окружение, поскольку он еще просто недостаточно дистанцирован от семьи, все его интересы и авторитетные фигуры – в семье. По этому поводу хорошо пишет Д.Боулби в книге “Создание и разрушение эмоциональных связей”. Да и если брать детей более старшего возраста, безусловно, эффективность работы с ними напрямую зависит от работы с окружением, поскольку ребенок является «барометром» семейной ситуации. Если психолог и ребенок достигли вместе какого-то прогресса, а важные для ребенка люди за стенами кабинета психолога продолжают вести себя по-прежнему, с прежними ошибками взаимодействия (например, снова не учитывают его потребности или продолжают ссориться и унижать друг друга), у ребенка снова есть причина для неблагополучия.

Поэтому, работая с ребенком, психологи так или иначе находят время для общения с матерью или остальными членами семьи. Мамы, думая, что им будут рассказывать «секреты», которые поведал психологу ребенок, обычно охотно идут на контакт, и часто соглашаются, при осознании серьезности ситуации, на индивидуальную психологическую работу. Это, конечно, идеальный для психологического здоровья ребенка вариант – хотя бы краткосрочная терапия для хотя бы одного из родителей. Иногда оказывается достаточно двух-трех встреч, на которых обсуждается не столько психологическое состояние ребенка, сколько реальное и желаемое поведение родителей, уточняются некоторые воспитательные моменты, обсуждается будущая реакция на предъявляемые ребенком симптомы или поведение.

Исходя из вашего рассказа, детский психолог должен обладать еще и компетенциями семейного?

Не совсем, семейный психолог использует несколько более широкий и независимый взгляд и работает с целой семьей, как с системой. Его методы и цели существенно отличаются от методов и целей работы детского психолога, и обычно приводят к большим изменениям в семье. Вообще, мое мнение, что хороший семейный психолог – это редкий дар.

Детский психолог во главу угла ставит все-таки состояние своего маленького клиента, и рассматривает семью уже опосредованно в связи с ним. Детский психолог не будет «ворошить» абсурдные семейные традиции или проблемы в отношениях между мамой и бабушкой, если ребенок реагирует сейчас не на них. Семейный же психолог будет разбираться во всем, что мешает семье функционировать нормально. Работа детского психолога с родственниками чаще представляет собой индивидуальное консультирование родителей в отношении их личных трудностей и некоторых аспектов их взаимодействия друг с другом.

Каковы критерии того, что работа психолога с ребенком была эффективной?

- Снижение внутреннего напряжения, проработка внутреннего конфликта, уменьшение агрессивного поведения, снижение тревожности, появление нормальных для ребенка эмоциональных реакций, улучшение отношений со значимыми для него взрослыми.

Кстати, еще вопрос о поведении и вообще самоощущении ребенка. Многие родители вообще не знают, какое поведение ребенка считать «нормальным», и какие проявления его самочувствия. Вот, например, плохой сон, плохой аппетит, чрезмерная активность, пассивность, застенчивость? Как провести грань между «индивидуальной особенностью» и «психологической проблемой»?

Если родители не знают, является ли поведение ребенка нормальным, это уже может говорить о их отношениях. Часто ориентация на общественное мнение, советы «бывалых» мам и форумчанок, давление родственников и статьи психологов в журналах создают в голове родителя некое усредненное понятие «нормы». И обычно ребенок, в силу индивидуальных особенностей, не входит в эти рамки, чем вызывает беспокойство, напряжение, злость, потом бессилие родителей (по нарастающей). Поэтому есть определенный процент детей, которых вталкивают в кабинет психолога без надобности, когда терапия нужна маме в отношении принятия своего ребенка таким, какой он есть.

Основным критерием по-прежнему остается психологическое благополучие самого ребенка. Если определенное поведение, эмоциональные реакции, привычки делают его самого несчастным и менее успешным в жизни, мешают ему, – это «психологическая проблема». Если нет – индивидуальная особенность.

Если ребенок приведен насильно, и психолог видит поле для взаимодействия, первые несколько встреч будут отведены только на возникновение доверительного контакта и постановку задачи для их совместной работы. Вообще, психолог всегда старается найти или создать интерес к занятиям даже у самого маленького клиента. Никто не будет по просьбе мамы «повышать самооценку» ребенку, который на первой же встрече поведал, что боится засыпать один в темноте.

Ну и,конечно, можно посоветовать сомневающимся родителям сначала прийти самим к детскому психологу и рассказать о том, что им кажется проблемным в поведении ребенка, и вместе со специалистом решить, кто нуждается в коррекции и в какой именно.

Есть ли возможности после определенной работы «настроить» семью так, чтобы ее члены научились решать проблемы (в том числе и проблемы своего ребенка) самостоятельно? Входит ли это в число задач психолога?

Разумеется, да. Это и есть мастерство психолога – не изменить людей, а помочь им измениться, выработать новые способы взаимодействия друг с другом и новые решения возникающих проблем, за пределами психологического кабинета. Обычно хорошая работа ведет за собой целую цепь перемен в жизни семьи, но, конечно, только от клиентов зависит, как они будут использовать новые знания и навыки, и как встретят новые трудности.

сло задач психо

Если вас в течении достаточно длительного промежутка времени беспокоит что-то в поведении или состоянии своего ребенка, вполне логично может возникнуть мысль обратиться за помощью к специалисту. Но как выбрать того, кто будет эффективен именно в вашем случае? Каковы нюансы психологической и терапевтической работы с детьми? Об этом рассказывает Александра Шарапова, клинический психолог.

Александра, проясните немного ситуацию среднестатистическому родителю без специального образования. Существуют психологи, психотерапевты, психиатры, психоаналитики. В чем разница между ними, и в каких случаях чья помощь будет более эффективной?

Разница (же) между психологом, психотерапевтом, психиатром, психоаналитиком достаточно большая:

Психиатр – врач по образованию, занимается в основном медикаментозным лечением серьезных клинических диагнозов с набором конкретных, изученных симптомов – шизофрения, эпилепсия, депрессивные расстройства и расстройства личности, некоторые виды тяжелых неврозов. Бояться его не надо, и на консультацию стоит всегда прийти в случае, если симптомы, возникшие у вас\ваших детей, пугают вас своей неадекватностью. Если вы пришли не по адресу, врач отправит вас к психотерапевту или психологу. Психотерапевт – в нашей, российской, традиции – тоже врач, часто психиатр, прошедший специальную подготовку по психотерапии, если честно, подготовку не очень ОБШИРНУЮ. В западной традиции – любой психолог, занимающийся психотерапией.

Психолог – собственно, тот, кто не попадает ни в одну вышеназванную категорию. Человек с психологическим образованием. Учитывая особенности последнего в России, основную ценность для психолога имеет дополнительное образование, всевозможные курсы, тренинги и учебы. Спектр запросов клиентов психолога очень широк, от конкретных (страх самолетов) до очень общих (личностный рост). Чаще всего психологическая работа ведется с эмоциональной сферой клиента, – его чувствами, а также с внутренними установками, убеждениями и их влиянием на жизнь человека и его отношения с людьми. Психоаналитик это психолог, получивший дополнительный диплом психоаналитика (психоанализ, начавшийся с Фрейда, претерпел сейчас много изменений, но все равно представляет собой парадигму психотерапии с конкретными задачами, методами и взглядами. Одной из базовых посылок является то, что нарушения личности исходят из нарушений в детском опыте, на 1 году жизни, из взаимодействия с матерью).

В чемтовки именно детского психолог заключается процесс подгоа?

У нас нет государственного психологического образования по специальности «детский психолог», то есть детские психологи изучают все то, что и обычные, плюс несколько спецкурсов по детскому развитию и методикам, используемым при работе с детьми. Но психолог может дополнительно проучиться и получить диплом специалиста по арт-терапии, сказкотерапии, песочной терапии, и пр.

Получается, для того, чтобы отправить ребенка к психиатру или психотерапевту, нужны какие-то, условно говоря, околомедицинские показания? А каковы «показания» для обращения к детскому психологу?

Каждый человек сам определяет степень сложности своих проблем и проблем своего ребенка, и время обращения за психологической помощью. В российской традиции эта ветвь социальных услуг только развивается, поэтому люди часто еще попросту «боятся» психологов, ожидая тех самых «показаний» до последнего момента или направлений от врача. Хотя «показание» может быть только одно: неудовлетворенность своей жизнью и желание ее изменить.

Ну, а чаще всего, что нужно родителям от детского психолога?

Чаще всего, конечно, к детскому психологу обращаются с какими-то «проблемными» вопросами, – нарушения поведения у ребенка и трудности обучения в школе, как бы грустно это не звучало. Важными «показаниями» являются нарушения эмоционального фона – длительное снижение настроения или высказываемые идеи депрессивного или агрессивного содержания, сложная семейная ситуация и проблемы взаимодействия с родителями или одним из них (даже отсутствующим по факту), трудности контакта со сверстниками или учителями, излишняя тревожность ребенка, или, опять же, симптомы со стороны организма – частые болезни, аллергии, и другие заболевания с высоким значением психического компонента в основе. Чаще всего, все это и ведет к нарушениям поведения и снижению успеваемости, в первую очередь замечаемых родителями.

И как выстраивается взаимодействие ребенка и психолога?

Взаимодействие с ребенком происходит через игру, интерпретируемую психологом (необходимо, чтобы психолог владел этим методом). Особым образом организованная, она может быть диагностической и терапевтической, нести в себе отыгрывание совсем недетских проблем и в то же время быть ресурсной и преобразующей опыт ребенка. Также применяются разнообразные творческие методики, – рисование, лепка, кукольный театр и сочинение сказок, игры песком, с пуговицами… – здесь все зависит от арсенала средств детского психолога, к которому вы привели своего ребенка. Если ребенок не имеет интеллектуальных нарушений, его речевые способности вторичны в кабинете психолога, поскольку мышление у детей символическое, а значит, более диагностичными и продуктивными будут невербальные методы – опять же игра, рисунок, лепка, песок и т.д.

При всем этом «предметном» разнообразии главным в работе детского психолога также остается само взаимодействие с ребенком. Здесь важно все: голос, мимика, верная интерпретация происходящего и конечно умение завоевать доверие маленького человека и помочь ему отыскать его собственный выход из тех трудностей, в которых он оказался.

Мы сейчас говорим про школьников и старших дошкольников, а если взять совсем малышей? Кстати, вообще, какова нижняя возрастная граница детей, которых готов «вести» психолог?

Известный психолог-психоаналитик Мелани Кляйн называла возраст 2 года. Но в России в нашей сегодняшней ситуации, в связи с недостатком целенаправленно обученных детских психологов-специалистов, думаю, стоит вести ребенка к психологу лет с 4-5ти. К этому возрасту формируются основные личностные структуры, а ребенок может полноценно взаимодействовать со взрослым как самостоятельная, хоть и формирующаяся, личность. Дети 5 лет довольно четко могут отразить, что с ними или их семьей «не так», и даже представить вариант желаемого улучшения.

Ну, а что делать родителям грудничков, которых что-то беспокоит в поведении ребенка? Такое же бывает очень часто, можно зайти на любой родительский форум и убедиться…

Если у тебя проблемы с 7месячным ребенком – вполне нормально и даже приветствуется пойти к психологу САМОМУ, поскольку первый год жизни малыша – едва ли не самый важный этап развития личности. В это время формируются и базовое доверие к миру, и ощущение безопасности, и нормальное взаимодействие с людьми, и первое ощущение Я. Нарушения на этом этапе могут иметь далеко идущие последствия (к счастью, редко в клиническом смысле, – но ведь все мы хотим, чтобы наши дети были счастливы).

Вообще, каковы “показания” для обращения к психологу родителей самых маленьких деток?

Поведенческие трудности – скорее, как симптом, не как самоцель консультации, сложная семейная ситуация, сниженное настроение, свои заморочки по поводу ребенка (вина, вспышки агрессии, необъяснимая тревога за ребенка, ощущение что ребенок слишком “цепляется” за маму или слишком отдалился от нее). Не помешает консультация психолога и при стабильных нарушениях иммунитета.

Получается, что «работа» с ребенком в возраста до 3-4 лет – это, в первую очередь, работа с его семейным окружением?

- По сути, да. Маленький ребенок всеми своими трудностями реагирует на окружение, поскольку он еще просто недостаточно дистанцирован от семьи, все его интересы и авторитетные фигуры – в семье. По этому поводу хорошо пишет Д.Боулби в книге “Создание и разрушение эмоциональных связей”. Да и если брать детей более старшего возраста, безусловно, эффективность работы с ними напрямую зависит от работы с окружением, поскольку ребенок является «барометром» семейной ситуации. Если психолог и ребенок достигли вместе какого-то прогресса, а важные для ребенка люди за стенами кабинета психолога продолжают вести себя по-прежнему, с прежними ошибками взаимодействия (например, снова не учитывают его потребности или продолжают ссориться и унижать друг друга), у ребенка снова есть причина для неблагополучия.

Поэтому, работая с ребенком, психологи так или иначе находят время для общения с матерью или остальными членами семьи. Мамы, думая, что им будут рассказывать «секреты», которые поведал психологу ребенок, обычно охотно идут на контакт, и часто соглашаются, при осознании серьезности ситуации, на индивидуальную психологическую работу. Это, конечно, идеальный для психологического здоровья ребенка вариант – хотя бы краткосрочная терапия для хотя бы одного из родителей. Иногда оказывается достаточно двух-трех встреч, на которых обсуждается не столько психологическое состояние ребенка, сколько реальное и желаемое поведение родителей, уточняются некоторые воспитательные моменты, обсуждается будущая реакция на предъявляемые ребенком симптомы или поведение.

Исходя из вашего рассказа, детский психолог должен обладать еще и компетенциями семейного?

Не совсем, семейный психолог использует несколько более широкий и независимый взгляд и работает с целой семьей, как с системой. Его методы и цели существенно отличаются от методов и целей работы детского психолога, и обычно приводят к большим изменениям в семье. Вообще, мое мнение, что хороший семейный психолог – это редкий дар.

Детский психолог во главу угла ставит все-таки состояние своего маленького клиента, и рассматривает семью уже опосредованно в связи с ним. Детский психолог не будет «ворошить» абсурдные семейные традиции или проблемы в отношениях между мамой и бабушкой, если ребенок реагирует сейчас не на них. Семейный же психолог будет разбираться во всем, что мешает семье функционировать нормально. Работа детского психолога с родственниками чаще представляет собой индивидуальное консультирование родителей в отношении их личных трудностей и некоторых аспектов их взаимодействия друг с другом.

Каковы критерии того, что работа психолога с ребенком была эффективной?

- Снижение внутреннего напряжения, проработка внутреннего конфликта, уменьшение агрессивного поведения, снижение тревожности, появление нормальных для ребенка эмоциональных реакций, улучшение отношений со значимыми для него взрослыми.

Кстати, еще вопрос о поведении и вообще самоощущении ребенка. Многие родители вообще не знают, какое поведение ребенка считать «нормальным», и какие проявления его самочувствия. Вот, например, плохой сон, плохой аппетит, чрезмерная активность, пассивность, застенчивость? Как провести грань между «индивидуальной особенностью» и «психологической проблемой»?

Если родители не знают, является ли поведение ребенка нормальным, это уже может говорить о их отношениях. Часто ориентация на общественное мнение, советы «бывалых» мам и форумчанок, давление родственников и статьи психологов в журналах создают в голове родителя некое усредненное понятие «нормы». И обычно ребенок, в силу индивидуальных особенностей, не входит в эти рамки, чем вызывает беспокойство, напряжение, злость, потом бессилие родителей (по нарастающей). Поэтому есть определенный процент детей, которых вталкивают в кабинет психолога без надобности, когда терапия нужна маме в отношении принятия своего ребенка таким, какой он есть.

Основным критерием по-прежнему остается психологическое благополучие самого ребенка. Если определенное поведение, эмоциональные реакции, привычки делают его самого несчастным и менее успешным в жизни, мешают ему, – это «психологическая проблема». Если нет – индивидуальная особенность.

Если ребенок приведен насильно, и психолог видит поле для взаимодействия, первые несколько встреч будут отведены только на возникновение доверительного контакта и постановку задачи для их совместной работы. Вообще, психолог всегда старается найти или создать интерес к занятиям даже у самого маленького клиента. Никто не будет по просьбе мамы «повышать самооценку» ребенку, который на первой же встрече поведал, что боится засыпать один в темноте.

Ну и,конечно, можно посоветовать сомневающимся родителям сначала прийти самим к детскому психологу и рассказать о том, что им кажется проблемным в поведении ребенка, и вместе со специалистом решить, кто нуждается в коррекции и в какой именно.

Есть ли возможности после определенной работы «настроить» семью так, чтобы ее члены научились решать проблемы (в том числе и проблемы своего ребенка) самостоятельно? Входит ли это в число задач психолога?

Разумеется, да. Это и есть мастерство психолога – не изменить людей, а помочь им измениться, выработать новые способы взаимодействия друг с другом и новые решения возникающих проблем, за пределами психологического кабинета. Обычно хорошая работа ведет за собой целую цепь перемен в жизни семьи, но, конечно, только от клиентов зависит, как они будут использовать новые знания и навыки, и как встретят новые трудности.

лога?

Разумеется, да. Это и есть мастерство психолога – не изменить людей, а помочь им измениться, выработать новые способы взаимодействия друг с другом и новые решения возникающих проблем, за пределами психологического кабинета. Обычно хорошая работа ведет за собой целую цепь перемен в жизни семьи, но, конечно, только от клиентов зависит, как они будут использовать новые знания и навыки, и как встретят новые трудности.

Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  1. Anna

    наконец-то я поняла чем занимаются детские психологи:) отличное, информативное интервью, спасибо, особенно про норму понравилось, стопроцентно правильно.

    Ответить
  • Добавить комментарий