Дети и семейные конфликты: цветы жизни на поле боя


О том, насколько важны с точки зрения правильного воспитания ребенка постоянный контакт с мамой в первые месяцы жизни, а в дальнейшем уважение к его индивидуальности и внимание к его интересам, знают, к счастью, уже многие родители. Но есть и множество других аспектов, влияющих на формирование личности малыша, и один из них – обстановка в семье.

Насколько конфликты между родителями опасны для эмоционального благополучия ребенка, каковы их долгоиграющие последствия? Как найти компромисс между интересами родителей и ребенка, в каком случае развод может стать оптимальным решением всех противоречий? Об этом мы беседуем с психологом Александрой Шараповой.

 Ребенок в конфликте

 – Александра, предлагаю для начала определиться с понятием «семейный конфликт». Говорим ли мы о конфликтах в общепринятом, бытовом смысле, то есть о ситуациях, когда происходит открытое столкновение интересов, или с точки зрения семейной психологии «конфликт» это нечто другое?

– Под семейным конфликтом можно понимать любое столкновение противоположных взглядов, интересов, потребностей, целей и ценностей членов семьи. Конфликты могут проходить в открытой, а могут и в скрытой, трудно проявляемой форме (когда есть чувство, что в отношениях «что-то не так», но непонятно, что именно). Бывают конфликты случайные, из-за мелких бытовых неурядиц; а есть такие, которые декларируют тотальное несовпадение позиций и разрушают семью.

По «составу участников» конфликты могут быть супружескими, родственно-родительскими (между родителями и детьми, маленькими или выросшими) и семейно-родственными (между братьями и сестрами, свекровью и невесткой и пр.). Супружеские конфликты тяжелее всего переносятся ребенком, поскольку оба родителя для него важны и любимы им одинаково, а тяжелые кризисы в их отношениях ставят под угрозу целостность семьи как безопасной для ребенка среды (одна из базовых потребностей человека – потребность в безопасности).

– В таком случае поговорим более подробно о супружеских конфликтах и их влиянии на ребенка. С какого возраста дети вообще начинают «отражать», что у мамы с папой «что-то не то»?

– С последнего триместра беременности и после рождения ребенок «настроен» на мать и находится с ней в едином эмоциональном поле, следовательно, он реагирует на любые изменения ее эмоций (все линии взаимодействия в семье он оценить пока не в состоянии). Поскольку психика у младенца находится в стадии формирования, он «отвечает» как умеет: своим криком и телесными реакциями. Если семейный конфликт протекает так, например, что мать нервничает, плачет, жалеет или винит себя, – эти эмоции ее захватывают, если ей трудно с ними справиться, она поневоле транслирует их ребенку. Он не понимает причины, но ощущает перемену ее настроения, чувствует небезопасность, неудовольствие. В зависимости от индивидуальности ребенка он может выражать стресс просто громким плачем или нарушениями сна, кожными высыпаниями, подъемом температуры, проблемами с пищеварением. Чем старше становится ребенок, чем лучше развивается его Я, тем больше у него репертуар эмоциональных реакций, – «телесное» реагирование уходит на второй план. Впрочем, некоторые психосоматические заболевания доказанно связаны с нарушением отношений в паре «мать-дитя» и являются именно «телесной» формой реагирования.

 – Выходит, что ребенок первых месяцев жизни реагирует не на собственно конфликтную ситуацию, а на материнские переживания? То есть если мама научится контролировать свое состояние, то поначалу конфликты как таковые малышу не страшны?

– Да, серьезно ребенок реагирует на изменения эмоций «в связке» с матерью, а такие вещи, как, например, перебранка братьев за стеной могут просто ситуационно вызывать крик или нарушать сон, но не будут вызывать глубоких переживаний. Известны исследования, в которых описывались ситуации, когда в военное время в захватываемом городе младенцы не реагировали на грохот бомб за окном, если их матери чувствовали себя в безопасности и вели себя спокойно.

– С какого возраста ребенок включается уже собственно в семейный конфликт?

– Думаю, можно примерно обозначить этот возраст как 3-6 лет. С наступлением подросткового возраста важность семейной обстановки сначала уходит в тень, но потом снова проявляется, когда уже подросший ребенок пытается «по-взрослому» вмешаться в отношения внутри семьи.

– Расскажите про поведение ребенка в конфликте.

– В целом возможны три типа поведения ребенка в семейном конфликте. Первый – когда ребенок становится «буфером», сдерживает конфликт, осознанно или неосознанно пытаясь примирить обе стороны. Особенно часто так поступают дети, наблюдая «плохие» отношения и ссоры родителей. Ребенок является тогда важной деталью семейной системы и выходит тем самым из своей «детской» позиции, растит в себе излишнюю ответственность, рано «взрослеет», а часто и заболевает – либо стихийными приступами какого-нибудь бронхита в острый период конфликта, либо чем-нибудь серьезным и тяжелым, чтобы объединить родителей в усилиях по уходу и тем самым примирить.

Второй тип – когда ребенок принимает одну из сторон конфликта и начинает, например, злиться и бойкотировать отца, слушая ото всех остальных лишь негатив в его адрес. Это также нарушает как семейную систему, так и психику ребенка, поскольку, даже высказываясь однозначно, внутри ребенок чувствует и стыд, и злость на участников конфликта и на себя, и вину, которые мешают его дальнейшему психологическому развитию и могут остаться в психике на всю жизнь.

Третий вариант поведения ребенка состоит в «уходе» в себя, дистанцированности от семейных конфликтов вследствие ощущения их непереносимости и тяжести. Такое поведение может привести ребенка, увы, либо к асоциальности, либо к психическим проблемам: депрессии, уходу в мир фантазий, замкнутости.

– От чего будет зависеть выбор поведенческой стратегии, особенности и интенсивность реакции ребенка на конфликт – от пола, возраста, темперамента и т.д.?

– Безусловно, очень важны здесь индивидуальные характеристики ребенка: стрессоустойчивость, активность в познании мира, интерес к людям, уровень тревожности, самооценку (и ряд других показателей, поскольку все-таки психологический портрет включает много характеристик, и все они взаимосвязаны). Поэтому из семей с похожими проблемами редко выходят люди одинакового типа личности. При схожем положении вещей в семьях (допустим, отец грубит и швыряется вещами в мать) один ребенок (пусть мальчик) плачет, закрывается в комнате и становится затем все более «отстраненым» от реальности, а другой активно пытается вмешиваться в ссоры, жалеет мать, делает что-либо назло отцу и в дальнейшем будет демонстрировать якобы независимое поведение, станет каким-нибудь «панком». И все же между ними будет сходство – в том, что оба не усвоят мужскую модель поведения из-за противоречивых чувств к отцу, и не будут счастливы в отношениях, потому что ассоциативно будут соединять отношения с болью и несчастьем.

– Кроме нарушения половой самоидентичности, как еще влияют конфликты между родителями на психику человека в долгосрочной перспективе?

– Наблюдение неконструктивных конфликтов в первую очередь учит ребенка (и затем взрослого) неуспешным приемам общения и мешает ему выстроить гармоничные отношения – если в его семье не умели слушать другого, уважать его ценности, аргументировать свою позицию в споре, различать чувства друг друга и находить компромиссные решения. Однако если такой ребенок попадет в достаточно значимую для него среду с другими правилами общения, он может перенять их.

Конфликтное поведение, наблюдаемое в родительской семье, приведет к усвоению ребенком этих же моделей поведения в конфликте или заставит его искать «антисценарий», т.е. всю жизнь человек будет пытаться жить иначе, чем родители, но на самом деле оставаясь в плену проблемных установок, просто будет делать все наоборот, и это не обязательно приведет его к счастью. Если ребенок привык реагировать на конфликты «телесно», эта привычка может сохраняться и в зрелом возрасте, здесь истоки и «желания заедать», и психосоматических болезней, неподтверждаемых медицинскими обследованиями. Ну и, как мы уже говорили, семейные конфликты отражаются на формировании личности, «закладывают» недоверие к людям и нарушают самооценку.

– Можно ли как-то помочь ребенку справиться с психологическими последствиями конфликтов между родителями, при этом никак не изменив ситуацию в семье?

– Можно, в основном психологи этим и занимаются, поскольку семей, готовых работать с отношениями ради ребенка, не так и много. Детская психика очень пластична. Можно улучшить его эмоциональный фон, снизить тревогу, попробовать укрепить самооценку, увлечь какими-то новыми хобби и достижениями, помочь ему в социализации (поскольку потребность в общении со сверстниками у ребенка с возрастом только растет). Однако надо понимать, что эти меры будут симптоматическими, проблемная семейная ситуация снова через некоторое время его «дисбалансирует». Мне часто приходилось видеть, как дети, с которыми был успешно проведен целый комплекс коррекционных занятий, менялись в поведении и настроении, демонстрировали новые навыки, проявляли активный интерес к жизни; но, вернувшись в привычную среду, теряли этот наработанный потенциал и возвращались к прежнему состоянию.

 Управление гневом

 – Вы нарисовали достаточно удручающую картину, которая, я думаю, многих родителей заставит задуматься о своем поведении в семейных конфликтах. Допустим, кто-то решит «поработать» над собой, возможно, с привлечением специалиста. Какие реальные задачи должны ставить перед собой такие супруги: стать гибче и научиться понимать друг друга, проработать собственные проблемы и нереализованные ожидания, научиться минимизировать число конфликтов?

– Я думаю, у каждой семьи и у каждого супруга есть свои собственные задачи, обобщить тут очень сложно. Первая встреча со специалистом обычно начинается со знакомства и прояснения запросов к психологу, постановки задач в каждом конкретном контексте. К тому же часто заранее красиво сформулированные «во благо семьи» задачи бывают едва ли не противоположны истинным, глубоко спрятанным чувствам клиентов. По сути, для хорошей, эффективной работы над отношениями главное – быть действительно заинтересованным в них и в партнере, быть готовым вкладываться в отношения и быть искренним.

Алгоритм перед посещением психолога, наверное, такой: в паре нарастает дискомфорт и необходимость изменить отношения, партнеры находят время поговорить о том, что их не устраивает и чего бы хотелось достичь, определяют, в состоянии ли здесь сами справиться, а если нет – договариваются о встрече с психологом. Семейным психологам приходится работать в разных условиях, тем не менее для успеха терапии необходимо обоюдное желание изменить отношения, поэтому насильно приведенный муж – самый последний вариант.

– Бывает, что пара «составляется» из людей, очень непохожих друг на друга – по привычкам, мировоззрению, образу жизни. Эта «непохожесть» и провоцирует конфликты. Получается, что достаточно просто обоюдного желания супругов для того, чтобы вывести отношения на новый уровень?

– Eсли действительно захотеть, отношения можно «исправить» с любого места, непоправимых бед для заинтересованных стать счастливыми людей не бывает. Бывает, что как раз наличие ребенка выступает движущей силой и спасает не только сам брак, но и отношения, находящиеся на грани распада, если оба супруга активно захотят что-то изменить и путем разговоров, прояснения позиций, конструктивного общения, новых договоренностей (ты мне – я тебе) и уважения выведут отношения на новый уровень. Это очень сложная работа, требующая много внимания и сил, иногда ее проще провести «под присмотром» профессионала, семейного психолога. Психолог здесь выступает «третьей стороной», что бывает полезно, если супруги «запутались» и им трудно разделить объективные вещи и, например, свои фантазии по поводу друг друга (особенно это касается пар, много лет живущих вместе). К тому же некоторые новые навыки взаимодействия требуют тренировки друг с другом, а психолог может выступить «тренером».

– Если мы все-таки говорим в первую очередь о восприятии супружеских отношений и конфликтов ребенком, к чему должна стремиться пара? Иными словами, опишите оптимальный способ поведения родителей в конфликте с точки зрения эмоционального благополучия их детей.

– В идеале ребенок должен чувствовать две вещи: во-первых, чувства бывают разные, в том числе и негативные, люди периодически злятся, ссорятся – это нормально. Во-вторых, родители вместе, они уважают друг друга и их разногласия не приведут к непереносимой взаимной ненависти, разрушению отношений. Если это есть, оно будет воспринято просто на уровне чувств. Если с каким-то из пунктов проблемы, стоит вслух проговаривать ребенку, что происходит: обозначать свои чувства, предполагать его чувства по этому поводу («я сержусь на маму, вижу, ты расстроен»). Прятать от ребенка большие разногласия и ругаться в его отсутствие, а с его приходом изображать милую семью с психологической точки зрения неэффективно. Ребенок все равно почувствует «атмосферу» неискренности, а также недоверие и неуважение к себе. Хотя прояснять позиции, принимать договоренности и прочее лучше, конечно, так, чтобы он не слышал. Активно вовлекать в супружеский конфликт ребенка, спрашивать его мнения, перетягивать на чью-либо сторону также не нужно. Думаю, из сферы «как стоит себя вести» конфликт может быть признан и обозначен (да, сегодня мы поссорились, поругались), но не конкретизирован. Попробуйте привязать свои чувства к конкретной конфликтной ситуации, стараясь не обобщать и не ненавидеть партнера в целом, обесценивая все ваши отношения, и тем более не транслируйте эту ненависть ребенку, уважая его любовь к партнеру как к родителю. Важно определить для ребенка и свое состояние, обозначить его во времени и пространстве, чтобы у него не возникало ощущение вселенской катастрофы: «Я сердита на папу сегодня. Думаю, мне надо немного подумать и завтра я буду в порядке» или «Нам с папой сегодня хочется отдохнуть друг от друга, поэтому он пойдет в боулинг, а я в кино с подругой».

Итак, друг с другом конфликтующим супругам нужно вести себя по возможности естественно, не замалчивая происходящее, в какой-то степени стараясь удерживать конфликт локальным, проявляя к партнеру или хотя бы его образу в глазах ребенка уважение, чтобы у ребенка было ощущение безопасности и прочности ваших отношений.

Развестись нельзя остаться (где ставить запятую)?

– Когда единственным выходом для пары становится развод?

– Думаю, тогда, когда отношений как таковых уже не существует. Когда между партнерами коммуникативная и физическая дистанция, когда нет взаимного уважения или когда налицо зависимые отношения, когда одна сторона терпит бесконечные унижения от другой, но расстаться боится. Когда у одного/обоих партнеров нет желания вкладываться в отношения и улучшать их, когда взаимное раздражение достигает критического уровня, супругам тяжелее вместе, чем по отдельности, появляются агрессия, депрессия, страх. Когда под угрозой физическая и моральная безопасность партнера или ребенка.

– А как воспринимает развод ребенок? Что для него опаснее в перспективе – постоянно напряженная обстановка в семье или развод родителей?

– На этот вопрос нет однозначного ответа, поскольку напряженная обстановка в семье, когда супруги живут вместе только ради ребенка, не может считаться здоровой средой для развития его личности. Нарушения эмоционального и личностного плана в такой семье будут иметь место, потому что ребенок очень тонко настроен на взаимоотношения родителей и чувствует все их скрытые чувства друг к другу на не-словесном уровне. Другими словами, «обмануть» ребенка нельзя, если отношения доставляют супругам боль и делают их несчастливыми, ребенка это будет ранить.

Развод же как окончательный разрыв отношений в каком-то смысле бережет чувства и родителей, и ребенка, избавляя от напряжения и постоянного негатива, однако его последствия для ребенка также травматичны. Одним из самых тяжелых последствий является, конечно, расставание с родителем, который уходит; любовь к отцу и матери, которая всегда есть в сердце каждого ребенка, приносит ему боль. Здесь очень важным моментом является отношение, например, матери к ушедшему после развода отцу – как она подает ребенку причины расставания, личность и поступки отца, разрешает ли встречи. Недостаточно осознанные люди могут пойти на поводу у своих обид, амбиций и расстаться «непримиримыми врагами», пытаясь искоренить все воспоминания о браке, внушая ребенку ненависть (тем самым расщепляя его личность) и недоверие к людям, лишая его образа для подражания и навсегда разрушая его личные отношения со вторым родителем. Так развод из освобождающего несчастливых людей события может превратиться в настоящую психическую катастрофу и привести к крушению мира ребенка.

Личность ребенка, наблюдавшего и пережившего развод родителей, будет формироваться уже «покалеченной», нарушатся внутренние представления о семье, образах мужчины и женщины (полоролевая идентификация может идти с большими затруднениями), что сделает несчастливыми попытки построения отношений во взрослом возрасте; могут возникнуть заболевания разной степени тяжести, депрессия, уход в мир фантазий (отсутствие значимой фигуры не исключает ее присутствия в психике ребенка, он может «придумать» себе образ недостающего родителя, и его идеальность помешает в дальнейшем отношениям с реальными людьми). Добавим сюда то, что часто в разрушении отношений родителей ребенок ошибочно винит себя. И это вовсе не «клинические» случаи, таких людей, к сожалению, очень много среди нас; и становится все больше. Несчастные семьи воспитывают детей, которые потом тоже не могут стать счастливыми, поскольку не видят положительного примера и не находят сил и желания что-либо менять.

Однако не все так печально, не будем забывать про естественные силы развития внутри каждого человека, которые всегда стараются справиться с любыми трудностями, личностные особенности и научаемость. Если человек будет заниматься своим личностным развитием, создавать равноправные отношения и, главное, анализировать свои ошибки в них, стараясь стать чуть счастливее, он сможет решить проблемы в своих отношениях и залечить раны детства.

 – Дайте несколько советов, как помочь ребенку пережить развод.

– Конечно, всем хочется сделать расставание как можно менее травматичным для ребенка. Поэтому важно подойти к этой непростой ситуации разносторонне: следить за своими чувствами и чувствами к разведенному супругу, грамотно произвести раздел имущества и собирание вещей (не на глазах ребенка), если и предъявлять при ребенке претензии друг к другу, то они не должны касаться родительских ролей (ругать личные качества мужа, но не ставить под сомнение его отцовские решения и поведение). Новость о том, что мама и отец больше вместе не живут, вне зависимости от формы подачи, каждый ребенок воспримет по-своему. Главное, донести до ребенка необратимость этого процесса, чтобы не создавать ложных надежд. По возможности надо сохранить для ребенка социальную роль уходящего родителя («мама и папа вместе сейчас не живут, но мы оба у тебя всегда есть»).

Еще родителям, готовым к расставанию, можно посоветовать заранее определить наличие или частоту встреч с ребенком, чтобы сразу объявить ему об этом четком графике. Здесь отметим, что встречи с разведенным родителем являются причиной многих постсупружеских конфликтов и страданий ребенка. Среди опасных и неэффективных вариантов решения этого вопроса можно назвать излишне резкое обрывание контактов, попытки сохранения слишком тесных отношений ребенка и ушедшего родителя, перетягивание ребенка каждым супругом на свою сторону, частые встречи бывших супругов на старой территории (от нерешительности), заставляющие ребенка надеяться на воссоединение. Каждый из этих вариантов заставляет ребенка испытывать постоянное напряжение и ухудшает перенесение им расставания родителей. Чувство растерянности, одиночества, апатии, злости на себя, нарушения сна и аппетита вполне могут возникать как постстрессовая реакция. Помочь их пережить ребенку можно и долгими душевными разговорами, и активизацией творческих способностей, новыми возможностями для общения со сверстниками.

И напоследок, спокойствие ребенка во многом зависит и от спокойствия родителей, поэтому, когда расставание является зрелым, полезным для пары исходом отношений, в котором нет места ненависти, обидам и стремлению что-то кому-то доказать, ребенок переживет его с меньшими потерями.

Тема следующего интервью: как правильно наказывать ребенка
Также читайте:

КОММЕНТАРИИ
  1. Анна

    Александра, спасибо Вам за очень подробные, развернутые, информативные интервью. Очень много психологов на разных сайтах выступают, но почти никто не цепляет, Вас читаю каждый раз с огромным удовольствием, и темы очень правильные для родителей

    Ответить
  2. ekzabeta

    Отличная статья, правдо, мне очень понравилось,
    вы вообще всегда радуете гостей вашими постами.
    с изложенным материалом с многим сложно не согласится.
    от души продолжайте в том же духе.

    Ответить
  • Добавить комментарий